super7ya.ru

Пятница, 31 Декабрь 2010 08:01

Объявления (информация для пользователей)

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

030

 

 

Халява, как малява, сожрал и выкакал.

 

Почти два года (2003-2005 гг.), на которые пришелся наивысший подъем в творчестве ученого, Магомен Тартарович «Великий» Индиктион жил с московской актрисой и пьяницей Ольгой Чиповской. Они представляли собой удивительную пару. Пышная, статная русоволосая красавица в стиле Рубенса, всегда вызывающе элегантно, но причудливо одетая (в стиле Жанны Агузаровой) и Магомен – в живописных обносках, чуть моложе своей подруги, но такой же пьяный и красивый. Их жизнь была далека от семейной идиллии. Два необузданных и буйных темперамента скрещивались где попало так, что ломалась мебель, дрожали стены, летела посуда, и всегда находилась работа для слесаря, поправить дверь, вставить окно, или даже для каменщика, заложить проем к соседям, излишне увлекшимся перепланировкой малометражной квартиры (несущие стены и опоры трогать не рекомендуется). Ольга была абсолютно самодостаточной женщиной и актрисой. Даже Рубен Симонов, встречая по пути в театр Михаила Ульянова или Василия Ланового,  нет-нет да и не удержится от восторженного вопроса. Мол, ну каково Вам, ребятушки, сносить буйный темперамент моей любимицы Ольги Чиповской? Скажем честно и прямо, что ни Лановой, ни Ульянов не знали, что ответить дотошному художественному руководителю театра. Ибо Ольга Чиповская, как незаменимая актриса, действительно обладала сразу несколькими талантами. Ольга могла выступать в цирке, как цирковая наездница и жонглер, но не выступала. Ольга прекрасно сочиняла стихи и слагала былины, но запрещала своим товарищам и подругам записывать эти стихи и эти былины под диктовку или по памяти. Ольга великолепно пела, особенно хохляндские частушки и тувинские манасы (регистр  ее голоса был профессионально и мастерски растянут от сопрано до баса, бас удавался Ольге особенно). Но пела Ольга исключительно в туалете во время запора, если не помогала клизма, но клизма обычно помогала. Ольга была одаренной пианисткой, у нее в гостиной даже стояло пианино, но притрагиваться к нему Ольга никому не разрешала. Говорила, что это пианино ей дорого, как память об отце ее единственной дочери Ньюры Чиповской. Фрумкин сам проверял каждый день звонком из Германии: Трогал кто его пианино ночью или как? Магомена всегда этот вопрос заставал врасплох. Ольга же при этом все время приставала к Магомену Тартаровичу с предложением: Давай заведем сынишку, ну, давай заведем братишку для моей Ньюрочки! Надо честно признать, что сама Ньюра действительно ничего не имела против братика. Хотя Ольга сынишку так и не завела, зато в литературных кругах ценители стали ценить ее пуще прежнего, как только Ольга опубликовала эссе собственного сочинения на тему: Критика как способ умно и беспощадно разделаться с лишними воздыхателями. И привела несколько остроумных примеров такой отстрастки из жизни Андрея Подошьяна, Вячеслава Шалевича и Бориса Фрумкина. Ольга, по ее собственному признанию, безумно любила Магомена Тартаровича. Собутыльники Магомена открыто признавали, что только Ольга Чиповская могла привести в чувство отчаявшегося Магомена. И Андрей Малинин, и Александр Синицын, и даже все тот же Андрей Подошьян, как друг семьи всех Чиповских, все они признавали, что Ольга действительно могла отвадить Магомена Тартаровича от бутылки, хотя сама очень любила выпить в обществе Магомена Тартаровича.

Магомен Тартарович видел в Ольге Чиповской сразу двух женщин. Иногда даже сразу трех. Одна была необходима ему, как женщина, как мать. В мемуарах Магомена Тартаровича эта Ольга предстает беспомощной, обиженной и всеми брошенной актрисой и любовницей. Без эпатажа и литературной высокопарной бравады. Другую Ольгу Магомен Тартарович разглядел в момент экзальтированного пьянства и загула. Это была карикатура на Ольгу, как на мать и как на женщину, карикатура угловатая, недобрая, надутая и чрезвычайно колючая. Третья женщина заходила в квартиру Ольги по выходным, чтобы сменить трусики, которые постоянно сушились в ванной комнате на змеевике, звали ее Анна или Ньюра Чиповская. Эта непрошенная гостья была настоящей хозяйкой квартиры на Делегатской и родной дочерью Ольги Чиповской от брака с Борисом Фрумкиным. Из-за этой третьей женщины Ольга Чиповская и сошла окончательно с ума. А именно. Вообразила себе, что Ньюра Чиповская и Магомен Индиктион – любовники. А это не так. Ньюру Магомен полюбил, как родную дочь Марию, за ее талант цирковой наездницы и жонглера, за стихи, рассказы и песни, которые сочиняла Анна, за великолепный голос (регистр голоса Ньюры мало чем уступал тембру голоса Ольги), за профессиональный подход ко всему, к пианино, к роялю, к стойке бара или к декорациям на сцене мюзикла «Ромео и Джульетта». К декорациям Ньюра подходила особенно. Так считал Автор мюзикла. И потом, на любви к Нюре настаивали сами Ольга и Борис. Борис по телефону из Германии. Ольга во время очной ставки далеко за полночь, когда не давала Магомену уснуть и все время настаивала: Ну, поцелуй мою девочку, милый! Ну, поцелуй! Чтобы отстала, Магомен поцеловал Ньюру несколько раз в левую пятку и облизал мизерный мизинец правой ноги. Это все. Потом помог получить злополучный школьный аттестат. Лучше бы не целовал и не помогал. Из-за этого Магомену Тартаровичу пришлось расстаться с Ольгой. И с Ньюрой тоже пришлось. Расстаться, но не сразу. Уже потом. После первой публикации мемуаров.

Так что, публикуя Ваши малявы, думайте и соображайте, до чего они способны Вас довести. Пусть не сразу, а уже потом, скажем, эдак, через год-другой после первой публикации. И так-то вот бывает, родные мои!

Аминь.

Магомен Тартарович уже сегодня представляет, что ему придется снести в будущем от скопища умников. Когда Магомен начнет публикацию полюбовной переписки Николыча (Льва Николаевича Гумилева) с Тартарычем (Магоменом Тартаровичем Индиктионом).

Возможность публиковать ваши малявы у Тартарыча появится только в следующем годе. Теперь Тартарыч учится публиковать видео и прочую невидаль.

 


Прочитано 77969 раз Последнее изменение Понедельник, 17 Октябрь 2011 01:57
You are here  :