super7ya.ru

Пятница, 31 Декабрь 2010 08:01

Начала Учения Магомена (альтернативная общеобразовательная программа "Super 7Я")

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

035

 

 

Сытый голодному не товарищ, не сват и не брат.

 

Все известные каноны писались в одно время по заказу одного и того же заказчика. Заказчик этот в разных канонах предстает под разными именами, но это ничего не меняет. Ни скучного хода истории, ни завоеваний глупого прогресса, ни убогого всемирного кругозора. Но так было не всегда. До того, как призвать к себе слуг и дать им задание поделить единую империю на царства и церкви в количестве семи штук, до этого императрица Малка (в Коране Хюрам, в Новом Завете Иоанн, на современной географической карте просто Крым) повелела похоронить себя согласно со всеми матриархальными традициями и почестями в Малаховом кургане. Чтобы глаза ее не видели будущего стыда. Чтобы уши ее не слышали грядущего срама. Чтобы мозги ее не расплавились от пекла горячих как пирожки идей. Чтобы речь ее родненькая не иссякла под натиском глупости. Чтобы чувств ее возвышенных не опрокинули подлые и надменные гниды. Чтобы привязанность ее к самому сердцу Земли не осмеяли лжецы и вздорные летописцы-завистники. Чтобы не ведать ей, как иссякнет тепло самых чистосердечных кровей. Чтобы не коснулась телес ее скверна грядущего. Чтобы совершенство всех ароматов и вкусов осталось при ней, а неверным потомкам осталась вся вонь и гнилье. Чтобы кости ее не знали всей тщеты и всей тяжести пустопорожних столетий. Так думала Малка на пороге своего собственного забвения.

Ильич думал иначе про Шекспира, Ньютона, Ломоносова и Пушкина, когда перечитывал их мемуары одновременно, намеренно пропуская скучные страницы. Всякую страницы Ленин просматривал мгновенно по диагонали и пропускал, дабы не отвлекала Ильича от самого насущного разная там досужая глупость. Магомену Тартаровичу Индиктиону в этом смысле не повезло. Магомена Тартаровича Индиктиона читать учила сама Спасительница, Ньюра Чиповская. Явилась к Магомену в образе Творца и повелела читать от сель и до сель и обязательно по слогам. Магомен пробовал по слогам. Сразу ничего не вышло. Дальше – хуже. Явился Маг Александр Синицын и велел Магомену учиться читать по предлогам. Нажимал гнида на то, что все известные люди завсегда высказывались предложениями. Само слово «предлог» берет свои начала из математики. А сама математика, есть раздел естествознания под названием «Астрология». Логика у человека разумного должна опираться на логику чистой математики. А алгоритм этой логики давно открыт, развернут и изложен в трудах В. И. Ленина. Ильич ничего не понял из прочитанного у Шекспира, Ньютона, Ломоносова и Пушкина, потому что очень спешил, листал, мял, вырывал страницы и ими же кидался в портрет любимой блондинки Вайолет (в тайне от Надежды Константиновны). Наденьке Ильич представил портрет своей возлюбленной как портрет великомученицы ключницы недавно зазря погибшего друга и товарища Саввы Морозова. Газету «Искру», издаваемую на средства Саввы, Ильич никогда впопыхах не комкал и не швырялся ейной в портрет своей возлюбленной. И все это потому, что Ильич точно знал заветы царицы Малки. Об этих самых заветах Ильичу поведали аборигены небольшого карпатского племени горцев русины. Ильича они вызволили из кабалы у пьяных цыган. У цыган Ильич бил чечетку и попрошайничал вместе с косолапым медведем на привязи. Сам Ильич не был на привязи, но исправно гремел кандалами во время топотания в виде транса или трансцендентальных ломок.

Отбитый у цыган Ильич скоро пришел в себя и сразу спросил. Где я? Русины всей правды от Ильича скрывать не стали. Ответили коротко. В Богемии. Подарили Ильичу на память «Икозамерон» Казановы на французском и лукошко. «Икозамерон» Казановы подарили просто так (среди цыган и русин никто не знал французского), а лукошко преподнесли с умыслом. До Швейцарии путь не близкий, надо в чем-то носить пирожки и «Икозамерон». С той поры у Ильича завелась привычка не пропускать ни одного пенька просто так. Как завидит Ильич пенек, сразу весь тут же затопочет-закружится, будто пустится в пляс. Присядет на пенек, осунется. Съест пирожок, взбодрится и ну листать да перелистывать «Икозамерон» Казановы. В том «Икозамероне» было много чего непонятного, и потому уже одному чрезвычайно интересного для Ильича. Из «Икозамерона» Ильич и прознал про алгоритм мышления и про все десять начал этого самого алгоритма. И Шекспир, и Ньютон, и Ломоносов, и Пушкин, все давным-давно умели пользоваться этим алгоритмом, завещанным самой царицей Малкой лично Джакоме Казанове на долгую память с автографом. Образец этого автографа красовался на первой странице «Икозамерона». Под автографом в столбец значились разделы этого самого легендарного алгоритма. Деление. Сравнение. Сопоставление. Соотношение. Пропорция. Комбинация. Анализ. Прогноз. Программа. Модель. Ниже каракулями Ильича было старательно выведено. «Из искры возгорится пламя». И карандашный рисунок в стиле Пушкина с изображением Вайолет без нижнего белья в профиль. Вот так вот, родные мои! Не хлебом единым.

Аминь.

 

026

 

Физиологика как общеобразовательная дисциплина.

 

Воспитание и обучение необходимы человеку как воздух и вода. Считала Екатерина Вторая и отняла у ненавистного сына любимого внука на воспитание и обучение. Маленький Александр обожал свою мудрую бабушку. И строго следовал ее наставлениям. Чему обучала Александра Первого его настырная бабушка Катя? Да всему! Всему, что по мнению Екатерины могло быть полезным в исполнении Александром собственного предназначения в качестве царя, мужчины и мужа. Когда 15-летний Александр женился на 13-летней Луизе, Екатерина сочла детское воспитание законченным и совершенным. У Магомена Тартаровича все было не так. Хотя бабушка Нюра подобно Екатерине так же приложила свою руку к воспитанию внука. В отличие от бабушки Кати бабушка Нюра учила внука своеобразной дисциплине через оригинальное послушание. Слушаться Магомен должен был не столько наставлений и окликов, сколько натуральных природных инстинктов. Видимо, на порядке образования маленького Магомена должен был запечатлиться факт его близкого родства со всеми предками бабушки Нюры по материнской линии. А по материнской линии все в роду бабушки были лесничими либо философами-отшельниками. 15-летний будущий царь не знал, что ему делать с женой Луизой. 7-летний Магомен все про это знал из анатомического атласа. Эта толстая книга служила маленькому Магомену и словарем и пропуском во взрослую жизнь. Но главным отличием в воспитании детей был не подход сердобольных бабушек, а их непосредственное ближайшее окружение. К Александру был приставлен идиот Протасов, над Магоменом с четырех лет нависала глыба авторитета родной тетки Антонины Григорьевны. Тетка была директором школы и математиком. С такой не поспоришь, и Магомен с ней не спорил. Брал свой анатомический атлас, заходил подальше в лес и штудировал по этому атласу таблицу умножения. Умники скоропалительно решат: Что за вздор! Что общего у строения человека с таблицей умножения? И будут не правы. В возрасте 10 лет Магомен мало что понимал в математических разделах и теориях. Зато он знал наверняка, что все в этом мире подобно строению человека, которое можно описать формулой:  Е = М (в квадрате) умножить на С. Теперь эту формулу используют все инженеры. Для сокращения размеров компьютеров, мобильных телефонов, для диагностики рака, для описания береговой линии континентов, для расчета поглощения углекислого газа лиственными лесами. Магомен применил эту формулу первым для определения правила строения кровеносной и нервной системы. У Человека. Системы эти напоминали Магомену строение корневища любого лесного растения или кроны лиственных великанов. Формула замечательным образом работала и много чего объясняла. Но для чего все так просто устроено в этом мире, этого маленький Магомен уразуметь сразу не решился. Стеснялся и считал себя натурально дилетантом и деревенским самоучкой. Городским ученым мужам должно быть видней, зачем так просто устроен этот мир.

Выражение «по образу и подобию» в следующий раз зацепило Магомена уже в возрасте 19-ти лет. Студенту Магомену попалась в руки Библия. В этой книжке утверждалось, что все в этом мире устроено по образу и подобию творца. В другой аналогичной книге пророк изрек: Люди – вы боги! (Новый Завет). Магомен совместил эти две несовместимые цитаты и вспомнил про свои прогулки по лесу с анатомическим атласом. Студент-архитектор рассуждал так. Если этот Космос сотворили боги, и этот Космос сконструирован по образу и подобию богов, а боги – это просто люди, то настоящим творцом людей на Земле является Космос, и все люди устроены по Его образу и подобию. Тогда Магомен плюнул на архитектуру и занялся физиологикой. Т.е. изучением неведомых разделов математики, которые описывают неведомый космический порядок внутри Человека. На математическое описание этого порядка у Магомена ушло 25 лет. Наконец, в 2005 году Магомен мог констатировать факт окончания работ над академической теорией эволюции космической   природы человека. Все окружающее мироздание Магомен разложил по косточкам на составляющие. Начал с сотворения первого измерения нашей Вселенной в виде вакуума (вакуум – это не пустота, вакуум – это первое силовое поле, возникшее в результате колебания пустоты вдоль одной прямой; прямая эта в дальнейшем становится осью Вселенной, а все ее колебания пропорциональны формуле М (в квадрате) умножить на С. Закончил Магомен свои работы законами социума и перспективами их развития в Солнечной системе (мысли и их продукты – это такая же материя, как и вакуум, и каждый из физических диапазонов строение космической природы можно описать точными качественными характеристиками, и все эти представления человечества можно описать формулой, пропорциональной состоянию вакуума в нашем Космосе: Е = М (в квадрате) умножить на С. Если выразиться проще, то все виды материи и все ее природные формы можно описать одной и той же формулой. Этой формуле подчиняется гармония звука, движение небесных сфер, строение радиоэфира, магнитные поля, природа света и строение атомов, образование воздухов, жидкостей и твердей во всех их возможных проявлениях. И все многообразие мира есть ни что иное, как геометрическая прогрессия, положенная конструктором этого мира в основу всех его превращений. И Магомен в 19 лет впервые посмотрел на музыку и живопись как на математические разделы естествознания. Все многообразие природных явлений вдруг превратилось в сознание Магомена в единое целое нашего космического естества. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

 

032

 

Детская игра в солдатики.

 

Будущий царь Александр Павлович очень любил играть в солдатики. Видимо, сказались гены и привязанности отца. Свою многочисленную оловянную армию маленький Александр расставлял в полном согласии с бабкиными наставлениями. Делалось это нарочно. На случай, если бабушка Катя захочет проведать любимого внука, то обнаружит последнего за уроком математики. И уроки эти никак не походили на безмятежные детские забавы. Для этого маленький Александр предварительно делил многочисленное оловянное войско на ряды и порядки. Конный полк состоял из десяти рядов и пяти порядков в строю общим количеством из 50-ти фигур наездников. Аналогичным образом выстраивалась артиллерия. Пехота. И даже тылы, состоящие из санитаров и кашеваров. Ребенком Александр Павлович не подозревал на сколько его детские игры походили на периодическую таблицу средневековых алхимиков и астрологов. Об этом догадывалась лишь премудрая бабушка Катя и всякий раз бурно радовалась занятиям внука, когда заставала своего любимца и воспитанника за расстановкой оловянных солдат. В таких случаях любвиобильная бабушка долго-долго тискала любимого внука в пышных объятиях, обязательно целовала в темечко, в лоб, в переносицу, в губы и в шею. Ставила внука на место. После чего демонстративно прикладывала Александру между глаз печать с любимого перстня с изображением периодической таблица царицы Соломеи и жала, жала, жала до тех пор, пока маленький Александр не вырывался из крепких объятий. После этого маленький царевич по часу тер продавленный лоб, а довольная бабушка Катя млела и радовалась, глядя то на премудрого внука, то на собственное отражение в зеркале.

Бабушка Нюра никаких перстней не носила и маленького Магомена не тискала. Бабушка Нюра каждое утро вставала с блокнотом у открытого окна и записывала. Не столько писала, сколько отмечала загадочными символами и знаками все, что видела за окном. А бабушка там видела очевидное состояние природы, погоды, прохожих, времена суток и разные комбинации собственного самочувствия. Знаки эти быстро-быстро заполняли все колонки и графы удивительной таблицы, разлинованной от руки. По горизонтали заполнялось ровно пять периодов. По вертикали – десять рядов. Словно бабушка Нюра подсматривала вместе с премудрой Екатериной за порядком расстановки царских оловянных войск в исполнении Александра. Либо того хуже, у бабушки Нюры был точно такой же перстень, как у царицы Саломеи, но бабушка очень тщательно прятала эту драгоценность от любознательного 5-летнего Магомена. Про перстень царицы Саломеи Магомен все понял не сразу. Сначала прошло 14 лет и бабушка Нюра умерла в 1979 г. Лишь после похорон любимой бабушки Магомен случайно обнаружил в старом учебнике по истории изображение перстня царя Соломона. Чем-то напоминавшего периодическую таблицу Менделеева и астрологические ряды и порядки из блокнота бабушки Нюры. Тогда Магомен стал проверять эти ряды и порядки из бабкиных записей на состоятельность. С точки зрения строгой тетки Антонины Григорьевны и математических разделов комбинаторики, алгебры и начала анализа, прогнозирования, программирования и моделирования. Не забывая при этом про свои любимые арифметические и геометрические прогрессии и про удивительно загадочную тригонометрию, не выходящую за пределы магической единицы.

Сегодня Магомену Тартаровичу самому смешно, насколько его таблица эволюции космической природы человека похожа на таблицу с перстня Соломеи, на стройные ряды оловянных солдатиков Александра и на каракули рядов и порядков бабушки Нюры. Иногда Магомену даже кажется, что про эту таблицу знали все и всегда. Но это не так. Это одно из самых наивных заблуждений Магомена. На самом деле об этой таблице не подозревал даже Ньютон, не догадывался Шекспир, ничего не знал Ломоносов, не интересовался Пушкин и даже не упражнялся в ее начертании великий и могучий Ленин. Таблицу эту, правда, пробовали восстановить жидовствующие масоны. Говорят, что снилась какая-то универсальная таблица Менделееву. Но ближе всех к разгадке тайны этой таблицы подобрался Нильс Бор, когда вывел свою формулу:  Е = М (в квадрате) умножить на С. Но дальше шкалы электромагнитных колебаний нигде толком применить эту формулу не сумел. Так что Магомен Тартарович Индиктион может спать спокойно. На его таблицу не может посягнуть даже Дарвин со своей теорией эволюции. Потому что забыл, что понятия эволюции и деградации – это понятия одного порядка, и что превращения живой природы возможны не только на биологическом уровне. Такие же превращения происходят и в неорганике, и в органике, и в химии, и в квантовой механике, и в любом из физических диапазонов нашего бытия, включая законы социума и пресловутого прогресса. Вот так вот, родные мои! Не выполнили домашнее задание. Садитесь, два.

Аминь.

 

033

 

Вышивать можно крестом и даже гладью, кому как нравится.

 

Когда Елизавета родила от Адама Чарторыйского дочку 18 мая 1799 года, то тут же поспешила успокоить мужа Александра. Пока муж Луизы продолжал играть в солдатики и спать со своей красавицей сестрой Екатериной Павловной, Елизавета вышивала. Сначала вышивала гладью. Пока ее возлюбленного не отправили с дипломатической миссией в Сардинию. После смерти Екатерины, и восшествии мужа Александра на престол в 1801-ом, Луиза стала вышивать крестом. Александру больше нравилось, когда жена вышивала крестом. Екатерина Павловна предпочитала тишь да гладь в семейном омуте. Александр писал своей возлюбленной систре: Вы безумица, Вы самая восхитительная из всех, Царь без ума от Вас, без Вашей любви нет счастья, Вы самое совершенное создание в этом мире, целую в носик, в губки, в шею, в ушки, в … А Луиза молча вышивала. И все крестом, все крестом. А потом преподнесла вышитую простыню неверному супругу. И каково было удивление Александра. На, вышитой все больше крестом, чем гладью, простыне красовались стройные ряды и порядки оловянных гвардейцев одетых по моде государя Павла Первого. Александр тут же отвернулся от Марии Нарышкиной и от своего кровосмесительного увлечения и овладел рукодельницей женой прямо на вышитом гобелене. И жизнь в семье наладилась.

Ни первая, ни вторая жена Магомена Тартаровича не вышивали и даже не вязали. Все больше баловались графикой и живописью. Чтобы навязчивый супруг отвязался от них со своей вышивкой, первая жена завела кота Васю (Магомен страдал от аллергии), вторая стала заводчицей сразу четырех бульдогов, кобеля Брюса и сучек Машки, Верочки и Жанны. Первая жена в пику вышитой периодической таблице эволюции нашей природы вышила гладью у себя на подушке профиль кота Васьки. А вторая так ничего и не вышила. Вместо нее Брюса в анфас и сучек в профили вышила крестом теща Магомена незабвенная Людмила Павловна. На всех пуфиках и даже на ширме. А Магомен просил вышить таблицу. Дабы наследники и потомки могли предъявить ее, как семейную реликвию, на случай проведения экспертизы с целью установления истинного авторства периодической таблицы эволюции космической природы человека.

Магомен сам на кальке изобразил эскиз будущей вышивки в стиле Дюрера и его репродукции с незамысловатым названием «532». Из «Махабхараты» Магомен много чего знал и понимал про число «432». И его производную «108» (из «Библии», «Нового Завета», «Корана» и сказочных похождений Будды и Кришны). Про число «532» Магомен знал лишь то, что это число носит одну фамилию с Магоменом (Индиктион), и что этому числу (Великому Индиктиону) поклоняются все существующие религиозные конфессии. Это число помогает всем верующим правильно вычислять даты всех прошедших и грядущих главных религиозных праздников, привязанных к конкретным историческим событиям. Короче, если лунный цикл в 19 лет умножить на солнечный цикл в 28 лет, то получится аккурат 532 года. Во как!

Магомен мечтал, чтобы все ряды в его гениальной таблице были вышиты гладью, а все периоды – непременно крестом, а еще лучше, если звездочками. В первом ряду таблицы Магомен разместил по вертикали все периоды эволюции космической природы, происходящие из диапазона вакуума или «инфразвука». Такая привязка логична и понятна любому школьнику из материалов учебника по физике, из раздела «шкала электромагнитных колебаний». Во втором ряду по вертикали должны были следовать диапазоны, происходящие либо родственные диапазону «звук». Пока Магомен рисовал кальку, понял, происхождение диапазонов «звука» и «света» схоже, т.е. Творец нашей природы, видимо, решил так: повторение – мать, а отцы – мы, творцы.  И не придумал ничего лучше повторения. Это приблизительно то же самое, как очередной виток спирали повторяет предыдущий и требует своего продолжения, как праздника, в грядущем. «Инфразвук», «звук» и «ультразвук» в потустороннем мире – это то же самое, как «инфрасвет» (инфракрасное излучение или просто «тепло»), «свет» и «ультрасвет» (ультрафиолетовое излучение) на этом Белом Свете или в Материальном Мире. Последний анекдот: «Свет» - это мир материальный, а «Звук» - это мир потусторонний. Не правда ли смешно? Но хуже другое. Заставить олухов людей поверить, что между диапазонами «радио» и «магнит» существует точно такая же связь с диапазонами «рентген» и «гамма-лучи». Похожего мало. Даже в названиях. Но не названиями едиными жив человек. Ищите в любом скопление подобие и обрящите. Чего? Да хотя бы пиратское подобие художественного гобелена Магомена Тартаровича. В лицах. Пять потусторонних диапазонов и пять диапазоном этого мира должны олицетворять Шекспир, Ньютон, Ломоносов, Пушкин и Ленин. Только диапазоны звука они должны олицетворять диалогами из Платона, а диапазоны света, молча, без диалогов из Платона и Аристотиля. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

 

034

 

Ученье – свет, а неученье – звук.

 

Пока государь Александр терял остатки здравого смысла в обществе своих возлюбленных дам, Магомен Тартарович ничего не терял. Ибо Магомена Тартаровича так, как государя Александра, никто не любил, тем более женщины. Поэтому Магомену Тартаровичу терять было нечего. Кроме своих цепей. Каких таких «цепей», Магомен Тартарович разуметь не умел. Как умел это делать Ленин Владимир Ильич. Поэтому Магомен Тартарович любил женщин сам. Не дожидаясь взаимности, ибо не любил и не умел обманываться. Некогда было Магомену Тартаровичу обманываться. Калька была три метра на пять, переносить рисунок на тряпку приходилось по ночам. Днем засмеют родственники и друзья. И станут дразниться: Мол, крючком вязать не пробовал? А Магомен Тартарович пробовал и на спицах, и крючком. Не помогло. Слишком много чего оставалось недосказанного из пережитого и выстраданного. А так вязать ничего нельзя. Так вязать нельзя даже экстерьер английского бульдога. Это Магомен понял, когда развязывал своего кобеля Брюса. Этому засранцу-пукальщику доставили самолетом на дом сучку из Закарпатья, можно сказать, из родных пенатов Самого Магомена, а этот урод не умел на эту суку залезть, лишь слюну по полу возит, стонет и ворчит, стонет и ворчит. Достал в итоге Магомена этот недетский стон. Да и на слюнях скользить по полу надоело порядком. Взял Магомен кобеля за загривок, зажал в прихожей эту сучару, нанизал, как умел кобеля на девочку, сам вскарабкался на них сверху и ну имитировать половой акт. Авось что получится. И получилось. В то мгновение разуверились практически все. Полагали, что ничего не получится. Может, исключительно потому, что были все не трезвы, а выпимши. А были бы трезвы, так все бы разглядели, как Магомен старался и за суку и за кобеля. А старание и труд все перетрут. И сука родила, как положено. Хотя, если говорить честно, суки английских бульдогов сами рожать не умеют. Их приходится всякий раз резать, чтобы достать ребятишек. И Магомен научился резать. Прямо по живому. А какой толк резать по мертвому? Никакого!

Перенес Магомен рисунок с кальки на тряпку и залюбовался. Эко! Сказать лучше было невмоготу. Любовался рисунком Магомен молча. Изредка, правда, мычал и вздрагивал. Издали. Чем пугал и озадачивал родственников и друзей.

На тряпке было все правильно. Порядки, ряды, все на своих местах. Начальный порядок Магомен поделил на пять частей и вышить этот порядок предполагал звездочкой, а не крестом. Когда вышиваешь звездочкой, поверхность тряпки становится пупырчитая-пупырчитая. И это правильно. Видели на лицах подростков узоры, выведенные выдавленными прыщами? Согласитесь, в этом есть какая-то издевка природы, что ли? Короче, эти рытвинки и бугорочки напоминали Магомену интимную близость его трудов с телом женщины. У нее, у женщины, обычно на теле все происходит абсолютно аналогичным образом. За бугорком сразу полого. Дальше – уже, если крепко сжимать ляжки. Но если ляжки не сжимать, то на ощупь опять может показаться лобок выпуклым. Но если не останавливаться и углубиться, то опять попадешь в щель. Но и там, глубоко в щели все не так ровно. Есть нарост, похожий на пенис у новорожденных мальчиков. И есть бахрома, как брыли у английского бульдога. И еще много чего внутри. Но сейчас речь не об этом. Сейчас речь идет о науке будущего, в которую никто не желает верить просто так. Все норовят пощупать и залезть ей внутрь, поглубже-поглубже, на сколько возможно. Поэтому поверхность естественнонаучной вышивки обязательно должна состоять из выпуклостей и промежностей. Иначе ученым мужам ничего не докажешь. А когда каждая выпуклость и каждая промежность на своем месте, то можно ничего не говорить. Достаточно предложить: щупайте и считайте, щупайте и считайте! Авось прозреете. Негодяи.

Первое, что вышил Магомен звездочкой, были разделы (диапазоны) плана творения нашей вселенной могущественными Творцами. Магомен не был уверен, что Творец творил в одиночестве. Может, у Творца была своя верная подруга, как Сниткина у Достоевского или жена Льва Толстого. Или верный товарищ, соратник, каким всегда был для Магомена Александр Синицын, или Андрюша Баранов. Но они все умерли, засранцы. Поэтому с вышивкой помочь не могли. Итак, Творец и Со. решили сотворить нашу Вселенную. Для правильного сотворения необходим четкий план действий и мероприятий. Магомен на месте Творца представил его себе так. Как не представляли себе ни Шекспир, ни Ньютон, ни Ломоносов, ни Пушкин, ни даже Ленин в постели с Надеждой Константиновной. Не удивляйтесь такому сравнению. Обычно, когда Ленин забирался в постель к Надежде Константиновне, он любил помечтать вслух и попредставлять себе разное. Ну, всякое, типа, верхи не могут, низы не разумеют. Первым стежком Магомен вывел: «Счет». Вывел и осунулся. Осунулся и сник. Ибо воистину понял. Сколь скуден и непонятен язык терминов. Не потому, что термины не хороши сами по себе, а потому, что большинство терминов и понятий используются людьми не по назначению. Обижаться за это на людей нельзя. Магомен это знал. Потому и предпочел столь непростой стежок. Звездочкой. Людям надо спокойно и вразумительно объяснить. Происхождение того или иного термина. Но как объяснить языком вышивки самое главное? Разве поймут? Сразу? Сразу, должно быть не поймут. Но если шаг за шагом, стежок за стежком, то некоторые вполне способны разобраться. Хотя бы на ощупь. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

Щупайте, щупайте!

 

036

 

Чтобы далеко не заходить в лес, лучше вышивать.

 

Вышил Магомен Тартарович «Великий» Индиктион слово «счет». Вышил и задумался. Нет, не о терминах и не о понятиях. Магомен Тартарович подумал, как хорошо жить на Земле. Вот так вот, просто жить. Так он думал минут 2,58-3,41 и соскучился. Магомен с детства был космонавтом, поэтому долго про одно и то же думать не мог. Иногда даже не смел. Когда приходил в сознание. Космонавты бороздят просторы быстро-быстро. Поэтому думать про одно и то же им некогда. Надо спешить. Из-за частой смены грез во время вышивки Магомен Тартарович приходил в сознание не часто. И это его постоянно выручало. Как мужчину и отца. Иначе замучили бы либо женщины, либо дети. Впрочем, Магомен никогда не разделял эти два тождественных понятия «женщины» и «дети». Но тут Магомен уколол себя острой иголкой. Не смейтесь. Вам кажется, что все иголки острые. Но это не так. Попробуйте воткнуть любую иголку хотя бы с разбега в пуфик. Шиш Вам! Ни черта не получится. А у Магомена каждая иголочка втыкалась, как миленькая. И все потому, что Магомен не был лентяем. Магомен был тружеником. И прежде, чем сесть за вышивание, Магомен тщательно затачивал каждую иголочку натфелями. И шкурил, шкурил. Пока не уставал. Потом пил традиционную чашку чая. Запоем. Замирал минут на 7,29-8,15. Потом выдыхал все, что держал в себе еще до пробуждения. Встряхивался. Т.е. дрожал всеми конечностями, которыми дорожил чрезвычайно. И засыпал. Но не на долго. Секунд на 40-45. После чего втыкал иголку в тряпку.

Слово «счет». Всего 5 букв. А сколько смысла! Когда Магомен Тартарович думал о смысле, ему никто даже не пытался помешать думать. Однажды Синичкин хотел помешать. Видимо, наивный, наивно полагал, что в данный момент бытия Магомен Тартарович ни о чем не думает. А ОН думал. ОН большими буквами – это не опечатка. Это так же со смыслом. Дык вот. Магомен запустил в Синичкина заточенной иголкой. Сначала одной. Потом еще десятью. Ибо Синичкин тогда переводил «Ригведы», и Магомен не хотел отвлекать товарища от работы. Запустил, значит, одиннадцатью иголками в глаз товарищу и призадумался. Насколько кучно легли? А они легли, как надо. Буквально, как ресницы на веке. Но с неравными промежутками. Ибо, когда Магомен их метал, он думал больше о геометрической прогрессии в человеческих умах, чем о точности попадания. Но до полной октавы не хватило одной иголки. Когда Магомен увидел иголочные ресницы Синичкина на моргающем веке, то зашелся в истерического гоготе. Это было действительно смешно. Когда Саня моргал. Когда не моргал, было тоже смешно. Но не настолько.

Итак, Магомен отложил в сторону натфеля и шкурку и сделал первый стежок. Звездочкой. Вышло следующее слово. Или термин. Кому как нравится. На всех не угодить. Следующее слово получилось нехорошим. «Статика». В родной речи подходящего термина Маггомен сразу не обнаружил. Хотя искал. Или делал вид, что ищет. Это не важно. В данном случае самое важное сокрыто в термине «статика». Неподвижность или то, что было до начала движения? Покой? Так примеряться было бы просто. Но так примеряться нельзя. Ошибочное это мнение. Что так примеряться можно. Нельзя так примеряться. И это последние слово Магомена Тартаровича в этом споре. Потому хотя бы, что спорить с Магоменом Тартаровичем бесполезно. Не надо спорить с Магоменом. Себе дороже. Этот покой – ни какой-нибудь любой другой покой. Этот покой, чей надо покой. И это следует понимать. Понимать и ценить. Как понимает и ценит это Магомен Тартарович «Великий» Индиктион. Ибо от первой поспешности и ошибки не далеко до второй. Потом до третий. Потом до четвертой. А потом не долго и со счета сбиться навсегда. Слово «навсегда» Магомен Тартарович не любил особенным образом. Не расскажем как. Речь сейчас не об этом. Речь сейчас пойдет про статику. В данном случае слово «статика» должно значить для вас буквально целое мероприятия. Можно сказать, даже целое намерение. Но не Магомена Тартаровича, а тех Самых Творцов, Которые это плановое мероприятие затеяли.

Итак, «статика» - это первая позиция у «печки», от которой надо начинать танцевать. Но, чтобы начать танцевать, топотать ногами да сучить локтями, да выбрасывать коленца, необходимо представить себе, насколько были озадачены Творцы на тот момент. Когда подумали о главном. После «статики». А подумали Они о том самым, скажем честно, оригинальным образом, что не выдвинувши нечто, это нечто не задвинешь. А двигать хочется. Ой, как хочется! И Магомен трепетно выстегал опять же звездочкой слово «динамика». Трепетно-трепетно. Слово «движение» Магомен не выстегал. Он просто подумал. Чего можно ждать от Творцов в таком запале? Поэтому на слове «динамика» (читай движение и разумей) Магомен не стал останавливаться. Магомен пошел дальше. Благо, иголочки не затупились и ни все повтыкались Синичкину в ресничку. Слово «механика» Магомен нарочито вышил крестом. А фиг ли? Не пропадать же стежку? Но само слово, как термин, как понятие, в этом не виновато. Просто Магомена начало пучить со вчерашнего пива. Непонятно почему, но Магомена всегда пучило со вчерашнего пива. После кефира. А еще, Магомен никак не умел подобрать синонима слову «механика» из родной речи.

«Устройства», что ли?

Вот так вот, родные мои!

Аминь.

Все то же самое, но без шуток, а "по-взрослому" (так любит выражаться Игорь Матвиенко), Магомен изложит для Вас в разделе "АРИФМЕТИКА".

Прочитано 69612 раз Последнее изменение Суббота, 24 Сентябрь 2011 06:12
You are here  :