super7ya.ru

Понедельник, 10 Январь 2011 07:57

Текст Пьесы МММ "МАХАВОКС"

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

 

 

 

СЦЕНАРИЙ  МУЗЫКАЛЬНЫХ  МИСТЕРИЙ  «МАХА».

 

Вариант 5.

 

Действие  Первое,  80.00. (47.30. - речь; 32.30. - песни).

 

Часть  Первая,  12.00. (06.05. – речь; 05.55. - песня).

 

ФАНЕРНЫЙ  КОСМОС  ИЛИ  КАМЕНСКАЯ  ШКОЛА.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 2 дорожка, 01.30, комиксы 001-003)

 

Настоящая драма началась, как положено. С мелочи. Когда Ридка заклеила всю свою комнату открытками. На открытках значилось одно и то же лицо. Мерилин Монро. Отчего все друзья так Ридку и прозвали. Наша Мерилин. Но на этом наша Мерилин не успокоилась. Договорилась со знакомым художником из дома культуры. Тому здорово давалось портретное сходство. Особенно на афишах и транспарантах. По заказу Ридки изобразил ялтинский портретист образ самого Кеннеди. В натуральную величину. Картонку ту подпёр дощечкой. Всё лишнее обрезал. И выставил для потехи на пляже. Каждый за мзду мог сфотографироваться с картонным Кеннеди. Фотки делал Фовочка, Ридкин ухажер. Однажды утром нарядилась наша Ридка в Мерилин. С трёх метров не отличить от настоящей. И груди, и бёдра, и даже родинка – всё, как на оригинале. Обняла фанерного сенатора покрепче. Почти взасос. И подарила снимок знакомому дипломату на память. Тут началось такое! Что скоро стало достоянием общественной информации и документальной хроники. Сначала самовозгорелся заморский скандал. Потом его волна через Атлантику и Средиземное море докатила лениво до Крыма.  Куда однажды Ридке пришло письмо до востребования. Из самого сердца Америки. Лично от  Мерилин.   Пока Ридка читала письмо, всего три раза хихикнула. Потом надула губки. Подошла к комоду с зеркалом и уставилась. Прямо на пупок. Раз поверили, что кандидат в президенты без ума от глупой блондинки. То следующая новость никого не удивит. Родить можно даже от картонного кавалера. Если только очень-очень захотеть. А подругам сказать, что ветром надуло.

 

(Ф.Шопен, пиано №1, дорожка 1, 00.45, комиксы 002, 004)

 

В следующем конверте со штемпелем из Крыма.  Голливудская блондинка обнаружила рентгеновский снимок приплода. Плод этот был недоразвит. Но ужасно похож. На любимого и шустрого сенатора. Особенно в профиль. Так же гордо прижимал подбородок к груди. И улыбался сквозь прищур своему собеседнику. Ошибки быть не могло. Этот крымский негодяй сделал своё грязное дело. И сделал его отменно. Именно тогда родился в Голливуде гениальный сценарий. С близнецами. Ответственным исполнителем был назначен молодой и талантливый агент цереу. Дин Рид. В «Артеке» под видом пионэра-германца и любителя поиграть в куклы Дин узнал. До Ялты два часа хода на катере. А в Гурзуфе фанерного сенатора на пляже никогда не было. Был Никита Сергеевич в трусах и с ботинком в руке. Но его своевременно запретили и убрали с набережной.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 3 дорожка, 01.10, комиксы 005, 006)

 

Начинается рекордный сплав. По задумке режиссера все лесорубы очень удивятся. Когда вместо выпечки наткнутся на малыша... Режиссер крепко-крепко зажмурил глаза. Сейчас корзина окажется в воде. И вся карьера лауреата медленно пойдет ко дну. Вместе с оладушками. Звание надо было спасать. Смышленый режиссер сел на газик и рванул в местные ясли. Интуиция его не подвела. Действительно. В яслях воспитывали несколько малышей без родителей. Причины режиссер выяснять не стал. Попросил показать того, что посимпатичней. Режиссеру указали на дородную няню. Гарная баба жадно прижимала к груди увесистый комочек счастья. Рассмотреть малыша не представлялось возможным. Руки у няни оказались крепкими. Ноги тоже. С первой же попытки режиссер получил ногой по яичкам и загнулся. Его скрипучий голос приобрел новый неожиданный тембр. Этим регистром режиссер дал команду всему персоналу на приступ. Няню повалили на пол и крепко связали. Но рта заткнуть не смогли. У няни были острые зубы. Ими няня больно кусалась. Сначала режиссер решил, что это чей-то очень глупый розыгрыш. В руках у него был тот самый малыш из киношной корзинки. Режиссер тщательно обнюхал малыша. Малыш не пах оладушками! На ноге у малыша висела клеенчатая бирка с надписью. Магомен Тартарович Индиктион!

 

(Ф.Шопен, пиано №2, дорожка 2, 00.40, комиксы 007 - 010)

 

Шестилетний Маха пробирается через огород в поле. Грунтовая дорога вся размыта. Маха садится нагишом прямо в грязь по середине колеи. И начинает лепить из глины фигурки Ромео и Джульетты. Лепит Маха тщательно и с анатомической точностью.  Не замечает, как увязает по колена в жижу. Хочет сделать шаг, но увязает еще больше. Ему страшно и холодно. Он завет на помощь. Вдали полем проходит цыганский табор. С одной из телег спрыгивает цыганка и направляется к Махе. Маха продолжает самозабвенно звать на помощь. Но скоро замечает женщину и успокаивается. Цыганка помогает Махе выбраться. Маха доволен. Эта женщина произвела на него впечатление. Он её полюбил! Наивно-наивно. Еще большее впечатление произвела Махина ладошка на цыганку. Фиоанна Его узнала!

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 4 дорожка, 01.15, комиксы 011, 012)

 

В 32 Фовка-фотограф с жизнью порвал окончательно. Но до этого врачу все-таки проговорился. Будто это он за небольшую плату собственноручно. Бирку клеенчатую привязал. Прямо к лодыжке младенца. Имя это он в одной мудреной книжице вычитал. Из местной атилло-карпатской мифологии. С первой страницы брошюры всем было велено. Ждать Мессию! Не то, Яблочного Спаса. Не то, Самого Илию! Фовочка был в порядочном замешательстве. Кого все-таки родила на свет его сварливая Ридия? С одной стороны этот плод пожрал все яблоки в округе. Будучи еще в утробе. Чем явно походил на Спаса. С другой стороны Ридка родила его в Ильин день. И новорожденный, натурально, выходил Илией. А тут еще повадилась по ночам цыганка в гости ходить. Как увидела ту брошюру в руках у Фовочки. Так вся разом и запылала. Буквально пламенем зашлась. Из глазищ огни, как прожекторы. Всего Фовку насквозь ими прощупала, словно процедила. Выбор имени цыганка одобрила. И отчеству возрадовалась. А вот над фамилией задумалась. Не слишком ли сакрально? Но скоро выругалась. Три раза сплюнула через левое плечо. Дунула Фолоде прямо в глаза. И сделала заднее сальто. Метко в открытое окно. Фолодя, как честный человек, воспринял все правильно. Как настойчивое одобрение. Всех своих воспаленных промыслов.

 

(Ф.Шопен, пиано соната №2, дорожка 1, 00.45, комиксы 013, 014)

 

Товарищ Че у Махи получился в гермошлеме Юрия Гагарина. Гагарина Маха тоже любил, но не очень. Товарищ Че летал по всей Земле для всеобщей пользы. Зачем летал Гагарин, Маха понимал плохо. Вот если бы дали ракету товарищу Че. Но товарищу Че ракеты не давали. Маха попросил учителя разрешить на памятнике покорителям Космоса. Изобразить в окошках ракеты самых правильных покорителей. Учитель, не долго думая, разрешил. В первом окне Маха выжег портрет своего любимца. Издали товарища Че можно было принять за Гагарина. Только очень не бритого. Во втором окне Маха изобразил барона Мюнхгаузена. Но без знаменитой треуголки. Зато в скафандре. В третьем окне Маха нарисовал фотографа Фолодю. Который дружил с самим Освальдом. Работал на заводе в Минске и собирал радиоприемники. Все почитали Фолодю за Махиного отца. Но от бабушки Маха слышал совершенно иную удивительную историю.

 

 

Песня (05.55).                       ЧАРОДЕЙ.

Текст песни см. раздел "Тексты песен";  Музыку (рыбу) слушай в разделе "Альбом песен..."; все в АРГУМЕНТАХ.

 

 

Часть  Вторая,  12.00. (07.05. – речь; 04.55. - песня).

 

ПИОНЕРСКИЙ  ЛАГЕРЬ  ИЛИ  ГОРКИ - 54.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 8 дорожка, 00.45, комиксы 015)

 

Человек до самой смерти помнит лишь исключительные события. Ради того и живет. Чтобы перед смертью вспомнить. День стоял жаркий и солнечный. Солнце висело прямо над плотиной. Вода была градусов 20. Нежная и ласковая. Маха всё это заметил сразу. Потому что на дно он опускался очень медленно. Лицом вверх. С широко открытыми глазами. Когда опустился, паниковать не стал. А продолжал любоваться солнечными лучами. Через жирную толщу воды. Скоро Маху достали и откачали. Кто столкнул, тот и спас. Маха не успел даже обидеться. Ибо Маху переполняла радость от увиденного. Там, на дне. Он точно помнил. Как мысленно уже простился с жизнью. Но Махина жизнь на дне почему-то не заканчивалась. Там на дне его сразу позвали в другую жизнь. В следующую. Бессмертное открытие поразило Маху. Прямо в темечко.

 

(Ф.Шопен, соната №2, дорожка 2, 01.30, комиксы 016, 017)

 

Однажды в Горках поселилось удивительное существо. Говорящая ворона. Эта ворона очень благотворно влияла на Махино воспитание. Большую часть свободного времени ворона проводила в библиотеке. Из классики она предпочитала Герберта Уэллса. Маха прослышал про начитанную птицу и решил проверить сам. Может это, просто, байка? Собрался и вместо школы незаметно пробрался в библиотеку. Взял с полки книжку про Винни Пуха. И сел поближе к открытому окну. Действительно. Ровно в десять в окно залетела большая черная птица. Осмотрелась. Не станет ли вмешиваться библиотекарша. Смахнула с полки знакомую книгу. И пристроилась за столиком напротив. Через два часа чтение наскучило. Причем и вороне и Махе одновременно. Маха поставил на полку обе книги. Ворона кивнула в знак согласия. Сообщила, что ей пора на обед. И вылетела в окно. Но скоро Фиоанна посоветовала Махе распрощаться с мудрой птицей. Сказано - сделано. Через два дня ворона в читальном зале так и не появилась. Хотя Маха ждал ее до самого вечера. Потом от Фиоанны Маха узнал. У одной из адмиральш пропали драгоценные сережки. Все подумали на любознательную птицу. Замполит по фамилии Макаров отдал распоряжение. Ворону застрелить, сережки вернуть! Образованная и воспитанная птица питалась буквально с рук. Поэтому первое задание было исполнено тут же, без промедления. Но сколько верхолазы не копались в вороньем гнезде. Никаких сережек обнаружено не было. В гнезде не было вообще ничего. Кроме пары вороньих перьев и нескольких страниц из Герберта Уэллса с библиотечными штампами.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 10 дорожка, 01.45, комиксы 018, 019)

 

Продюсеру «Битлз» пришла в голову гениальная мысль. Создать двойников для Пола и Джона. Бросили монетку. Выпал черед Пола. Музыканты записали сакральный текст о гибели Пола. И выпустили с этим текстом пластинку. Предвкушая ажиотаж, который вызовет эта новость. Но случилось непредвиденное. Настоящий Пол потерялся на самом деле. Где-то в лесу. Между Трансильванией и Богемией. Уже собирались бить тревогу. Но резко подскочившие продажи пластинок образумили коллектив. Решили.  Двойника Пола считать настоящим Полом. А пропавшего музыканта вспоминать, как затерявшегося двойника. Чтобы подмена была не так заметна. Все дружно отпустили патлы и бороды. Шабаш уже подходил к концу. Когда из ближайшего ельника выскочила мелкая, но юркая тварь. У Пола закружилась голова, и он присел на пенек. Чтобы не упасть. Шустрый малец остановился, как вкопанный. Прямо лицом к лицу напротив битла. Пол чуть не потерял сознание. На него смотрел еще один его двойник. Фиоанна успокоила впечатлительного музыканта. И объяснила, что этот двойник есть самый настоящий двойник. А никакая не подделка. Такие двойники никогда не бросают своих прототипов в беде. Они ухаживают за своими оригиналами, как за господами. Одевают их. Обувают их. Определяют на постоянное место жительства. Кормят. Лечат. Учат всему, чему обучены сами. Пол вгляделся в свою миниатюрную копию. Маленький Пол был в два раза меньше оригинала. С большой, почти в натуральную величину головой. С фигурой маленького, но взрослого Будды. И с дурными привычками все время чесаться. Либо за ухом, либо под пузиком. Либо ковырять пальчиком в попке. Говорил малыш фальцетом. Но без акцента и голосом оригинала.

 

(Ф. Шопен, соната №2, дорожка 3, 00.50, комиксы 020, 022)

 

Лесовичка застопорило. Он быстро-быстро почесал все любимые места на теле по очереди. И вернулся назад к заросшей могилке. Не может быть! Кричал всем своим видом карлик. Мы его нашли! Уже вслух старичок спокойно констатировал одному ему понятный факт. Селимся за Сокольниками немедленно! А то будет поздно. Он уже здесь! В этой могиле схоронен Фовка-фотограф. Причем не один. Сразу два Фовки!  Идем быстрее! Лесовичок изо всех сил тянул уставшего Пола за руку. Пол поклонился могиле. Тронул землю. И засеменил за старичком. А вот и наш юноша! Эко, наклюкался! Карлик указал Полу на скрючившегося во сне мальчишку. Антихрист! Как есть Антихрист! Пол решил, что его двойник хочет назвать парня нехристем. За пьяный и развратный вид прямо на погосте. За что тут же получил в ответ замечание. - Сам ты нехристь! А он – Сын Солнца! Языческий бог, по-нашему. Выругался карлик и рванул через поле в овраг. - Ярило пришел! Ярило! Истошно вопил обрадованный.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 1, 12 дорожка, 02.15, комиксы 021, 023 - 027)

 

На бесцеремонное обращение со стороны женщин. Маха, как честный юноша, обижался. Тут же ковылял на свою любимую крышу. И ворчал там по целому часу. На этой самой крыше спортзала МАРХИ и застала его Софария. Противиться судьбе и декану факультета в одном лице было бесполезно. Маха и не сопротивлялся. Во время акта взвизгнул всего один раз. И то от восторга. Ясное дело. Он её полюбил! Активно-активно!

Огнева распласталась на ложе. Стала кататься по кровати. Маха плюхнулся рядом с распаленным телом. И жадно впился в губы любимой. От чрезвычайно терпкого вкуса Маха потерял сознание. Маринке пришлось вылить на счастливого ухажера целый чайник. Прежде, чем до нее дошло, что Маха понятия не имеет. Что такое настоящая любовь. То же самое думал Маха про Маринку. Когда поспешил сбежать из крепких объятий в свою берлогу. В родном бору он вышел на болото. Посередине пресной лужи цвел цветок неведомой красы. Маха полез за цветком и увяз. - Ну, ну! Услышал Маха знакомый фальцет прямо у себя за спиной. Это был двойник Яна Дюри. Редкий чудила и пьяница. - Тут за кустиком прячется мой господин. Он еще с утра нализался Запповской «мухоморовки». В таком виде он объяснит тебе гораздо короче. Какой ты есть Маха мудак на самом деле! - Он всё врёт! Просипел изрядно обросший товарищ Ян. Сел рядом с Махой. Плюнул на ладонь. И старательно растер слюну по голому колену. Потом аккуратно приложил к этому месту оторванный лоскут от штанов. И смачно пришлепал его на место. - Любовь – это как твоя речушка Волгуша. Витиеватая, шустрая, прозрачная до безобразия. Иной раз сядешь на берегу. Швырнешь в нее камень. И задумаешься. Какого совершенства может достичь коварная и дикая простота. Пройдет каких-нибудь 200-300 лет. И этот  уродливый камень превратится в отшлифованное временем. Произведение искусства! Безо всякого вмешательства извне. По красоте своей полированный  гранит ничем не уступит. Этому болотному растению. Можешь мне поверить. Так и в любви. Не бойся угловатых и глупых положений. Любовь огранит все так! Как не смогут никакие толстожопые ювелиры. Оставь эту болотную ряску. Пошли к реке. Я сложу для тебя балладу про настоящую природную страсть. Если научишься бредить наяву так, как я. Все бабы наши! Давай, бери камень. Швыряй его в омут. И ори как можно громче про нее! Да не про речку. А про бабу!

 

Песня (04.55).           НЕФЕРТИТИ.

Текст песни см. раздел "Тексты песен"; Музыка в разделе "Альбом песен..."; АРГУМЕНТЫ.

 

 

Часть  Третья,  09.00. (04.45. – речь; 04.15. - песня).

 

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ  МИРЫ  ИЛИ  КОРИДОРАМИ  МИИЗА.

 

(Рахманинов, классика, трек №16, 00.50, комиксы 027, 028)

 

Маха начинает бегать по вагону и размахивать топором. Юродивый ловит бабочек. После очередного взмаха Маха успокаивается. Поймал! Догадывается друг Костя. Действительно. Маха очень внимательно рассматривает ладонь и хвастается Косте. На ладони у Махи самая красивая бабочка на свете!  – Правда, похожа на махаона? Костя кривит нос. Это кровь. Костя Цгоев боится вида крови с детства. Костю тошнит. На Соколе ребята пересаживаются в другой поезд. Маха смотрит на косу женщины перед собой. Он видит хобот слона в короне. Маха узнал Его. Это Ганеша!  - Жил на поляне Розовый Слон! Орет Маха и бухается на колени перед божеством. Хватается за ноги. Женщина подскакивает от испуга. Маха вцепился крепко. Не отпускает. Костя тащит Маху за собой. Маха крепко-крепко держится за вожделенные столбики божества. Он страстно лобзает священные стопы!

 

(Ф.Шопен, вальс, трек 5, дорожка 1, 01.05, комиксы 030)

 

Маха лежит на койке в коридоре. Ничего не видит. Ему страшно. Как жить слепому? По голосам он понимает, где находится туалет. Пробует сходить. Осторожно. По стеночке. Получается. Но не совсем. Тапочек с ноги соскакивает прямо в нужник. В отделении паника. В канализации пробка. Вонь в коридоре такая, что ни за что не проветрить. Хоть три дня старайся. А Маха, напротив, успокаивается. Можно жить и слепому! Можно! Но без тапочка... Через два дня Маха внезапно прозревает. Он видит. Дикий кошмар. Над ним склонилось. Гадко и ехидно лыбится одноглазое чудовище. Циклоп, гнида?! Азартно решает Маха. От всей души бьет по физиономии мерзкое приведение. И попадает! Дежурному санитару прямо в здоровый глаз. Одноглазый санитар яростно жестикулирует и матерится. Маху кладут на вязки. С соседней кровати вскакивает больной. С криком «наш танк горит» начинает бегать по всем кроватям. Он без трусов и майки. Ухватиться не за что. Но ловкие  и натренированные санитары ловят погорельца. Махе объясняют, что так выглядит белая горячка. Маха понимает, что влип основательно.

 

(И.С.Бах, клавир, вол 2, дорожка 1, 01.10, комиксы 031, 032)

 

Мужик лет пятидесяти сидел на площади и выковыривал брусчатку. Перочинным ножичком. Прямо напротив мавзолея. Горка вырытых булыжников планомерно росла. Мужика, наверное, так никто и не тронул. Если бы не подозрительный факт. Мужик был абсолютно голый. Даже без трусов. В октябре месяце посреди ночи это выглядело подозрительно. В надзорную палату мужика доставили только под утро. Положили на вязки. По правую сторону от Махи. По левую спал рецидивист-убийца. Двухметрового роста и недюжей силищи. С вида он был улыбчив и обходителен. Внимателен и пунктуален в беседах. Но один раз в неделю его стопорило. Причём, совершенно внезапно. Не везло обычно тем, кто подворачивался под руку. Из отделения выписали уже трех калек. Но Маху он не трогал. Хотя и любил преобнять во сне. Исключительно машинально. Видимо, снились жена и дети. Кончилось всё тем. Что богатырь вышиб все двери ногой и ушёл домой. Задерживать никто не решился. А голый мужик с Красной площади в ту же ночь умер. От язвы в желудке. Хотя лечить его собирались от расстройства в голове.

 

(Ф.Шопен, вальс, трек 5, дорожка 2, 01.40, комиксы 033-038)

 

Маха со своими друзьями из системы хиппи ищет ночлег в общаге. Общага закрыта на ремонт. Зима. Холодно. Хочется кушать и спать. Добрую половину друзей Маха видит впервые. Это старшекурсники. Петюня, Филипп Смоктуновский, Базилий, Бунифаций и прочие. Маха просыпается ночью. Хочет в туалет. Ходит. Возвращается. Видит. Вдоль коридора какой-то чудак тащит за собой на привязи детское корыто. На парне спортивные штаны с пузырями на коленях и шапка ушанка поверх телогрейки. Одно ухо у шапки торчит. Другое опущено. Пацан разжигает костер в корыте. Костер полыхает. Товарищ тянет корыто дальше. При этом тихо поет. Про раненого Щорса. Такой грустной песни Маха не слышал никогда. Маха матерится и ложится спать. Махе снятся костры инквизиции! Маха продирает глаза. В комнате нечем дышать. Маха открывает окно. Дым быстро рассеивается. Маха смотрит на спящих и не может удержаться от смеха. Перед ним аккуратно в ряд лежат восемнадцать фюреров. У каждого спящего сажа под носом осела в форме усиков Гитлера. Особенно смешон Костя со своей челкой и короткой стрижкой. Маха не может никого разбудить. Его разбирает смех. Сил нет даже на утирание усиков. У Махи истерика. Просыпаются ребята. Видят ту же картину. Смеются и спрашивают у Махи. Что случилось? Маха рассказывает про мужика с корытом. Комната напротив выгорела дотла. Скандал. Друга Петюню вызвали в деканат и отчислили. Маху спасла Марфурия. Случайно. В то роковое утро она взяла Маху с собой в Щуку на прогон дипломного спектакля. Марфурия умела роскошно ухаживать за Махой. За это Маха её любил! Намеренно-намеренно!

 

Песня (04.15).           КОГДА  МНЕ  БУДЕТ  45.

Текст песни см раздел "Тексты песен"; Музыка см. раздел "Альбом песен"; в АРГУМЕНТАХ.

 

 

Часть  Четвертая,  11.00. (07.55.- речь; 03.05.- песня).

 

ПЕСНИ  ПРЕДТЕЧИ  ИЛИ  ПО-НАД  ДАРЕНКОЙ.

 

(Моцарт, классика, трек №5, 00.50)

 

Молодёжный клуб в центре Праги арендовал театр из Австрии. Маха театров не любил. И не понимал. Но с Евларией спорить не стал. В знак согласия сжал её ягодицы. И пара пластично влилась в массы. Сцена была прямо под балконом. Маха не въезжал в немецкий. Славянский перевод давала Евлария. Местами. Потому, что и так было всё понятно. Ни сегодня, так завтра все мы подохнем! Вопили глаза и жесты со сцены. А жить сегодня хочется, как никогда! Маха поинтересовался у Евларии. Отчего у актеров всё так натурально и добротно? Получается? Ответ обескуражил и притупил интерес к спектаклю. Вся трупа состояла из безнадёжно больных спидом. Режиссёра, актёров и актрис. После спектакля Маха не знал, что делать с Евларией. Интерес к сексу сник как-то сам по себе. Без Махиного участия. Но ни Маха, ни Евлария не расстроились. Он любил её. Вдумчиво-вдумчиво. Она любила его. Трепетно-трепетно. Чего еще надо?

 

(И.С.Бах, клавир, вол 2, дорожка 5, 00.40)

 

Среди ночи стук в дверь. Маха не отвечает. За дверью звучит отборный русский мат. Придется открыть. Открывает. В номер врывается незнакомец и бросается на Маху с объятьями и поцелуями. Маха оторопел под таким натиском. Гость воспользовался замешательством. Выбежал за дверь и тут же вернулся. С велосипедом. Из прицепа гость достал сало и горилку. И объявил. Отныне Маха будет делить с незнакомцем свой кров! И еду. Денег у гостя нет. Поэтому за все будет платить Маха. Маха даже не знал, что ответить. Гость влил в него горилку и успокоил. В комнате все равно три кровати. Захмелев, Маха успокоился. Но еду на всякий случай все-таки отнес в укромное место.

 

(Дудук, Иван Галустян, «Пастух», 01.00, Армен Джигархонян)

 

Жизнь – это любовь! Любовь к ближнему. К природе. К Земле. К власти. К деньгам. Любви мы доверяем самое сокровенное. Мечты и чаянья. Желания и чувства. Кто усомнится в её могуществе? Любовь способна одарить любого. Талантом и бессмертием. Успехом и покоем. Достоинством и честью. Дары любви не ведают границ. Возможности любви всесильны бесконечно. Это её мир. Это её жизнь. Это её неоспоримое право. Награждать и судить. Казнить и миловать. Мы преклоняемся пред этой госпожой. Мы путешествуем, творим, находим и теряем. Мы живём, гонимые её несметной властью. И ни на шаг не приближаемся. До самой смерти. К разгадке таинства её чар. С магической улыбкой она глядит нам вслед. И шепчет про себя. Не доверяйте непонятному. Не ищите возвышенного. Избегайте высокопарного. Будьте проще и честнее. Будьте отзывчивее. Будьте щедрей.

 

(И.С.Бах, классика, трек №20, 01.40)

 

Маха ждет аудиенции отца Арсения. Архиепископа Истринского, Викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Может, выслушает? Но отец Арсений не расположен выслушивать всякого. Тем более, первого встречного. На аудиенцию Патриарха вообще не следует рассчитывать. Маха понимает. Его сочли за больного человека. Изрядно обделенного умом. Это было настолько не справедливо. Что Махе тут же стало обидно до слез. Маха выходит за ограду. Поворачивается к окнам резиденции. И шлет Патриарху свои проклятия! В тот же момент над Новым Иерусалимом проносится ураган. Ужасной разрушительной силы. Маха закатывает глаза и видит эту картину наяву. Есть! Свершилось! Он поквитался с негодяями! Пора в магазин! Сверхестественно! Но бывает! Сосед по даче, разведчик из Швейцарии, ему рассказывал похожий анекдот. Рядом живет Махин адвокат. Где-то в переулках на Пречистинке. Маха находит дом и квартиру адвоката. Адвокат побаивается возбужденного Махи. На всякий случай вызывает охранника. Маха взахлеб рассказывает Забирову свою математическую теорию. О том, как вся эта арифметика работает в масштабах Космоса. Адвокат ничего не понимает в Махиных синусоидах. На всякий случай хвалит Маху. За кропотливый труд. По телевизору показывают Новый Иерусалим с разрушениями после урагана. Маха подпрыгивает от восторга. Адвокат опасливо переглядывается с охранником. Может, связать ненормального? На всякий случай? Но Маха первым понимает всю глупость положения. Извиняется перед адвокатом и удаляется. Если его никто не понял ни в одной из конфессий. Почему ему должен верить обычный московский обыватель?

 

(Муссоргский, классика, трек №77, 01.20)

 

Выходной. 19 августа. Маха диктует брату послания. Западный прогресс обречен. Америку ждет великая кара! Уже в сентябре произойдет непоправимая катастрофа. Ужас какая! Из Штатов тут же приходит ответ. Чейни в курсе. С вашим посланием ознакомился. Примет к сведению. Внимательно изучит все аргументы и факты. В день катастрофы и голливудской трансляции. 11 сентября. С тикующим  перекошенным лицом. К Махе прокрадывается брат Серёжа. И шепотом спрашивает. Что делать? Его могут заподозрить в соучастии. Переписку он всю уничтожил. Пришлось извлечь даже хард диск. Отвезти в Коломну и там спрятать. В кустах. Прикопать и хвоей припорошить. Но откуда Маха мог все это знать заранее? Еще в августе? Неужели его математическая теория работает на самом деле? И Маха может предсказывать будущие исторические события? Маха, как может, успокаивает брата. Всё случилось в момент максимальной экзальтации. Маха сам себя довел до состояния ведийского пророческого экстаза. Думал об одном и том же. Ни спал. Ни ел. Только горевал, думал да решал. Горевал, думал да решал. Допереживался до того. Что единственным слоганом навредил любимому Иерусалиму под Истрой. Крест уронил. Липы повалил. Ни попов, ни креста не жаль. Жаль лишь прихожан да древние липы. Маха их очень любил. Красивые! Липы красивые, а прихожане добрые.

 

(Ф.Шопен, вальс, трек №5, 02.25)

 

Люди сначала учились делить. Или различать. Потом они эти части сравнивали. Для чего учились сопоставлять. А сопоставленное правильно соотносить. Или расставлять по порядку. В этом деле помогали пропорции. Из получившихся пропорций можно собирать комбинации. Разные. И анализировать. Какая комбинация совершеннее. Последующее развитие учились прогнозировать. Находить нужные варианты. И программировать из них модель. Необходимую и ожидаемую. Например, нашу жизнь. Со всем её многообразием глупых факторов. Сама физика подтверждала. Махина теория следует верным курсом. Из частиц комбинируются атомы. Из атомов слагаются молекулы. Из молекул смешиваются воздухи. Остывают и конденсируются в вещества. Оседают и прессуются в тела. Получалась законченная картина эволюции планеты. Если не считать недостающих пяти фаз. Маха уже насчитал пять потусторонних сред жизни. И пять соответствующих им физиологических органов. Древние ошиблись не на много. Небо – это вакуум. Эфир – это звук. Дух подменял сразу три ипостаси. Пространство, радиосферу и магнитосферу. Про гравитацию на школьной шкале естествоиспытатели забыли зря. У них радиоволны сразу превращаются в тепло. Минуя стадию заряда. Но так нельзя! Так не правильно! Если лишить природную стихию настоящего заряда. Из чего, спрашивается, выстрелит? Тот самый Большой Взрыв во Вселенной? В школьном учебнике пропустили самое главное. Что работает в организме. А именно, сердце! И Маха втиснул между диапазонами радио и инфрасвета главный момент напряжения. Тут же вышел из запоя. Потерял равновесие. И ударился. Очень больно. После удара головой о тумбочку прочие органы привязались сами собой. Каждый к своей родной стихии. Температура - к суете на крови и набуханию мышц. Свет - к глазным яблокам. Воздухи - к носу и лёгким. Жидкости - к языку и пищеводу. Тверди разложились по косточкам. И по их наследникам. С пятью световыми диапазонами не было никакой мороки. Сплошная благодать и совместимость. Маха заскучал. Больше человеку ничего не дано! Кроме.  Ума, слуха, речи, чувства, темперамента, силы, зрения, обоняния, вкуса и воспроизведения себе подобных. Каждая из десяти природных возможностей жестоко регламентирована. Диапазоном магнитных колебаний определённой частоты. Эко нагло, просто и ущербно смонтирован этот мир!

 

Песня (03.05).           АЛХИМИЯ.

Текст песни см. раздел "Тексты песен"; Музыка в разделе "Альбом песен..."; в АРГУМЕНТАХ.

 

 

Прочитано 3460 раз Последнее изменение Четверг, 27 Декабрь 2012 04:38

МАХА

You are here  :