super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 13:11

звезда

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

 

000082

Звезды светят потому, что их заставили.

 

Сегодня принято называть всякого, кто хотя бы раз засветился на экране, звездой. Раньше так не было. Раньше все было иначе. Чтобы получить прозвище звезды, надо было очень-очень постараться. Как старался Король Людовик. Солнцем его назвала колдунья любовница. Потому что она знала, что у Короля будет 144 любовницы и каждая из них родит. И многие не по одному разу. А сколько сегодня рожают телевизионные звезды? Почти нисколько. А еще современные звезды очень не любят работать. Зато очень любят пиариться. И тусоваться. Шекспир, Ньютон, Ломоносов, Пушкин и Ленин так же любили тусоваться. Особенно в кругу своих друзей собутыльников и их любовниц. Но они позволяли себе тусы исключительно в нерабочее время. Напишет Пушкин поэму и ну тусоваться. Откроет Ньютон закон механики и так же может себе много чего позволить. Но до или во время работы ни-ни.

Магомен Тартарович к происхождению звезд подошел с точки зрения науки. Правильно подошел Магомен Тартарович к изучению природы звезды. Спокойно, без суеты, без судороги, со знанием дела. Будь это натуральное космическое светило либо женщина с экрана телевизора. С космическими светилами Магомену Тартаровичу помогли разобраться его старые закадычные друзья Исаак и Михайло. С телевизионными девчушками было сложнее. Пришлось окунуться в историю и перепроверить некоторые известные факты. Решелье был не первым, кто придумал делать из девушек яркие светящиеся явления. Но Решелье первым поставил их производство на поток. Фабрика Звезд отдыхает. И вот почему. Когда Решелье создавал разветвленную шпионскую сеть, то сразу сообразил. Если агентов и сыщиков поневоле приходится нанимать за деньги. За очень большие деньги. Так лучше нанимать за эти деньги красивых женщин, чем некрасивых мужчин. Авторов крамольных речей проще разговорить в постели. Особенно во время любовного акта. Когда автор крамольной речи кончает, он плохо соображает, что говорит. Зато говорит сразу все, о чем его не спросит партнерша по сексу. Решелье владел этой техникой в совершенстве. Авторы Камасутры могли ему только завидовать. Решелье всегда держал при себе добрую сотню искусных помощниц. Эти женщины так же в совершенстве владели необходимой техникой. Умели приготовить яд для врага и противоядие для себя любимой. Могли, не глядя, скопировать любой почерк. Любого могли научить технике дешифровки летописей и мифов. Этой технике Магомен Тартарович научился у шпионок Решелье. Решелье не надо было нанимать убийц. Александр Дюма это выдумал. Ученицы монсеньера убивали одним своим взглядом наповал. А контрольный выстрел поваленные и обезоруженные враги делали сами. От безысходности. Хорошо обученные шпионки из Будапешта (монсеньор обожал женщин обольстительных форм, у местных девушек таких форм не было даже во времена монсеньера) служили своему господину верой и правдой. Могли подкупить противника страстью. Могли зацепить и столкнуть противников лбами полунамеком. Могли натравить враждебных вельмож друг на друга томным взором. Сыск, донос, шпионаж, фабрикация судебных разбирательств, провокации, все это было во власти прелестных любвиобильных кисок. На особом счету при монсеньере состояли самые страстные девочки из монашек. Особенно ценились монашки ордена капуцинов. Какие это были женщины! Ах, какие женщины! Звездинскому такие даже не снились. А Магомену Тартаровичу снились. И даже чрезвычайно часто. Между собой монашки разговаривали шифровками. Багровым фаллосом они называли монсеньера. Отсюда пошло расхожее «красный кардинал». Черными Кельями они называли все самые востребованные вагины из числа монастырских. Отсюда расхожее «черный кабинет», место, где во время секса перлюстрировалась почта. Каждая из венгерских шпионок или монашек капуцинок олицетворяла собой одновременно законодательную, исполнительную и карательную власть. Скажите, какая из современных звезд может одновременно переспать с Зюгановым, Путиным и Нургалиевым. Да, никакая. Даже самая пропиаренная.

Со звездами на небосклоне все проще. Там царит полная ясность и абсолютная гармония. Космическая звезда состоит из оболочек. Как матрешка. Это вакуумная, эфирная, пространственная, локационная, магнитная, термическая, световая, воздушная, вещественная и телесная оболочки. Последние три чувствуют себя абсолютно ненормально. Поэтому постоянно улетучиваются. Такова природа любой звезды. Ничего постоянного, кроме постоянных превращений и магнитных возмущений. А если звезда возмутится по-настоящему, то мало не покажется никому. Это Магомен Тартарович понял, когда изучал личные дела лучших венгерских шпионок монсеньера Решелье. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

 

000083

Про свет и про озарение.

 

Во времена Шекспира за свет принимали вельмож, посещавших театр. Кто не ходил в театр, тех свет третировал. Продвинутых театралов всегда окружала свита прекрасных дам. Шекспир не любил свет, но очень обожал дам. Особенно охочих и разговорчивых. И вот почему. Сочинить нечто простое, но чрезвычайно увлекательное не возможно. Самые поразительные истории нам преподносит сама жизнь. Такое нарочно не придумаешь, что ежедневно случается в нашем быту. Здесь имеется ввиду быт таких собутыльников, как Шекспир, Ньютон, Ломоносов, Пушкин и Ленин. Вильям был хорошо осведомлен об этом факте. Поэтому что-либо сочинять никогда специально не собирался. Подсматривать, выспрашивать, заимствовать Вильяму так же было лень. Поэтому Вильям поступал просто. В свите любого вельможного театрала всегда обнаруживалась фаворитка. Такую фаворитку Вильям именовал краткосрочной звездой или дырочкой-выручалочкой. Не дурочкой, а именно дырочкой. Такую звезду Вильям быстро-быстро приваживал сонетами, шутками и иным каким бисером из собственного словоблудия. У фавориток звезд самые большие и голодные уши на Земле. Они очень любят, когда ими восхищаются и превозносят. Но это фаворитки нужны были Вильяму не столько для постели, сколько для постсексуальных словоизлияний. Секс у Вильяма всегда завершался каким-либо оригинальным куражом. И этот самый кураж действовал на фавориток безотказно. Они тут же начинали признаваться Вильяму во всех своих грехах. Прямо как на исповеди. Грехи милых дам волновали Вильяма меньше всего. Зато Вильям просто обожал, когда между женских слез и соплей вдруг проскакивали одна-другая удивительные истории. Из нашего с вами быта. Как только Вильям схватывал нить такого повествования, он тут же выпархивал из алькова, хватался за перо и записывал все-все во всех подробностях из услышанных приключений. Так Вильям написал большинство своих трагедий и комедий. Согласитесь, что некоторые из них весьма оригинальны. А иные, напротив, повторяют общеизвестные материковые анекдоты из «Декамерона». В этом так же нет ничего удивительного. Хитрее некоторых звезд фавориток женщин не сыскать. Такие звездочки очень скоро прознали про привычку Шекспира все записывать во время секса и пользовались этой информацией самым бессовестным образом. Перед тем как пойти на свидание к Вильяму они заглядывали в ближайшую таверну, подслушивали там одну-другую пару сомнительных анекдотов. Выбирали из этих сальностей самую благопристойную, приукрашивали ее на свой манер и несли к Вильяму в альков. Но Вильям сам был не дурак и пользовался такой уловкой совершенно сознательно. Ибо ему уже не надо было приваживать к себе очередных из фавориток. Они сами выстраивались в очередь в альков с очередным анекдотом. А Шекспиру, как редактору, оставалось лишь выбирать из всего услышанного самое оригинальное. И не забывать при этом о сексе. Иначе друзья собутыльники засмеют. Шекспир успел записать десятки тысяч подобных анекдотов. Но при жизни успел издать лишь самое избранное. Остальные пасквили Вильям завещал похоронить рядом с собственным прахом. Дабы каждая такая рассказка означала для Вильяма не просто анекдот, а истинное сексуальное откровение на алтаре любви. А все, что полежало на алтаре у Шекспира, уже не должно было достаться никому. Вот так вот. А теперь про свет и про его озарение. Т.е. про оптический диапазон. Он не велик и даже мал. По сравнению, к примеру, с диапазоном звука. Возможности диапазона света ровно в десять раз ничтожнее возможностей диапазона звука. Но обывателю это не докажешь. Не поверит. Ибо обыватель всю свою жизнь проводит у экрана телевизора. Ярчайшая пошлятинка – насущная пища любого обывателя. Но свет на самом деле в этом не виноват. Если свет пользовать по его прямому назначению, то он может быть полезен точно так же, как звук или радиоэфир. Все Звезды светят по разному. Свет желтых звезд равен 5880 ангстрем. А фиолетовые светят лишь в 4550 ангстрем. Зато красные сияют во все 7600 ангстрем. Оранжевые уже так светить не могут, их свет не превосходит 6470 ангстрем. Голубые светят аккурат между фиолетовыми и зелеными, т.е. в 4920 ангстрем. Из этого следует, что зеленые звезды сияют лишь в 5500 ангстрем. Запомните этот факт. И различайте свет телезвезд по цвету их лица. Вот так вот, родные мои. Свет синих звезд можете вычислить самостоятельно. Ищите их между фиолетовыми и голубыми. Как найдете, пишите. Магомен Тартарович «Великий» Индиктион посоветует вам хорошего специалиста врача офтальмолога.

Аминь.

Прочитано 1614 раз Последнее изменение Четверг, 12 Май 2011 05:38
Другие материалы в этой категории: « планета система звезд »
You are here  :