super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:36

слава

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0079

 

 

Про музей спортивной славы и про иной почет.

 

В головах должен царствовать закон. Закон природы подразумевает высший порядок. С этим порядком лучше не спорить. Ленин, Ломоносов и Ньютон с таким порядком и с такими законами никогда не спорили. Ленин, Ломоносов и Ньютон с законами природы всегда дружили. В долгах, как в шелках, это про тех, кто с законом не дружит. В ушах должен править свой порядок. Имя такому порядку – гармония. Без этого порядка ни Пушкин, ни Шекспир не представляли себе спокойной жизни на Земле. Как только Пушкин и Шекспир переставали соблюдать этот порядок, в их быту тут же наступал полнейший хаос и беспорядок. Гортань должна изрыгать слова верные и востребованные. Зачем напрасно глотку драть. Ленин, Пушкин, Ломоносов, Ньютон и Шекспир зря глоток не драли. Всегда драли с умыслом и приращением прибыли. Ибо из их уст исходила истина, а в замен в уста входили благоприятные яства и благовонная выпивка. Ложь была противна устам пророков всегда. Даже в своем отечестве. Все, что проистекает от восторга слизистых кожных поверхностей, то есть грех и срам. Т.е. стыд. Ленину, Пушкину, Ломоносову, Ньютону и Шекспиру стыдно не было никогда. Всем грехам они предпочитали идиллию. Истинное наслаждение. Эйфорию. Транс. Экзальтацию. И другие доступные возможности развлечь себя. Удовлетворить свои чувства и сверхчувствительные рецепторы.  Так, как следует. Чтобы не было потом стыдно за себя и за товарища своего. Распаленный Пушкин, возбужденный Ленин, страстный Ломоносов (Страстной переулок назван Страстным в память о Ломоносове), вожделенный Шекспир и страждущий утех Ньютон – вот образчики совершенства нашего бытия. С ними может поспорить лишь Магомен Тартарович «Великий» Индиктион. Он один, и больше никто. Слава, в каком-то смысле, обратная сторона позора. А позор есть прямая противоположность славы. Как высшим пиком чувственных удовольствий является воистину откровение. Так высшей целью жизни для честного человека является абсолютная и совершенная свобода. Все собутыльники Магомена Тартаровича постигли смысл этой свободы буквально. В самом совершенном ее состоянии, т.е. в изначальной и единственной сути. А именно, в процессе смирения. Смирения гордыни собственной с процессом бессмертия натуры буквальной в человеческой облике. Если кто-то сомневается в заслугах Ленина, Пушкина, Ломоносова, Ньютона и Шекспира, тот ничего не понял в этой жизни. И может так статься, что ничего так и не поймет до самой смерти. Для людей забывчивых, глупых и необразованных специально придумали музеи, библиотеки и архивы. Туда можно прийти и поправить свою забывчивость, необразованность и глупость. Но не сразу. Сразу поправлять нельзя. Сначала необходимо пройти период социальной адаптации. И усвоить две простые прописные истины. Себя можно покрыть позором. Но точно так же, но только наоборот, себя можно крыть и славой. Чтобы покрыть себя позором, необходимо и достаточно потерпеть крах. В жизненно важном мероприятии. Лучший из крахов – это крах всей жизни, всех ее целей, устремлений и средств. Чтобы себя обелить и отлакировать для пущего сияния, необходимо побеждать всех и всегда, во всем и особенно на соревнованиях и в честном бою. Но на соревнованиях лучше, чем в бою. Магомен Тартарович рекомендует Путину поменять зал боевой славы в Кремле (Георгиевский зал) на музей спортивной славы и физкультурного почета. По сути сегодня Георгиевский зал является памятником колонизации земель РФ и Советского Союза. Этому памятнику противопоставляется памятник, воспетый Федором Михайловичем Достоевским, т.е. воистину народный памятник Пушкину. Он воздвигался на деньги калмык, башкир и тувинцев. Подобно памятнику Пушкину в Кремле должны быть палаты нашей истинной спортивной славы и нашего истинного физкультурного почета. Побеждать на спортивных площадках гораздо честнее и ответственнее. Победа на военном поле сражения чаще достигается хитростью, а порой и подлостью и коварством. Например, Романовы пришли к власти, благодаря своему подлому коварству. Когда военная баталия была закончена. И все истинные наследники трона прилегли отдохнуть. После заслуженной пьянки-гулянки. Эти гниды, эти подлецы Романовы отрезали истинным наследникам головы. Прямо во сне. Не верите? Перечитайте Махабхарату. Там этот случай подробно описан. И картинки сохранились в музеях, библиотеках и архивах. Репродукции оригиналов с фресок. Поэтому, когда церковь и ее приспешники ратуют за прославление семьи Романовых, Магомен Тартарович тихо смеется себе в кулачек. А когда выродки монархисты взрывают памятники Ленину и мечтают стереть с лица Земли мавзолей, Магомен Тартарович кажет всем им из кармана огроменную фигу. Не дождетесь. Справедливость восторжествует. Если не в московском Кремле, так в коломенском. Для начала музей нашей спортивной славы и физкультурных побед можно разместить в одной из башен коломенского Кремля. На месте заточения Марины Мнишек. В честь самого точного литературного и исторического выстрела А.С. Пушкина и легендарных пирамид физкультурников под чутким руководством В.И.Ленина. Пора с чего-то начать. Начать и не останавливаться на достигнутом. Давайте открывать музеи нашим физкультурным пирамидам. Ура! Вот так вот, родные мои! Присоединяйтесь. Не стесняйтесь, стройтесь в пирамиды.

Аминь.

 

0092

Клава, это слава? Нет, Аристарх, это крах!

 

Михайло Ломоносов любил заниматься йогой. Особенно нижнекамской. И петь во все горло про сизого селезня, который плывет по знаменитой реке. Йога помогала Михайло снять всю излишнюю натугу от постоянных умозрительных и околонаучных упражнений и напряжение в отдельных мышцах лица и тела. Эти отдельные и малоприспособленные части тела затекали у Михайло особенно. И мешали работе. Еще эта йога спасла Михайло от умопомешательства в момент его заточения в тюрьму. В тюрьме Михайло общаться с другими узниками запретили строго настрого. А зная несколько упражнений из верхневартовской йоги, Михайло регулярно общался тихо сам с собою, с клопами, с тараканами и даже с мышами. Рассказывал им про исторические победы славного русского оружия, про прославленных мастеровых и про красивых русских женщин. Про женщин клопы, тараканы и мыши слушать любили, а про мастеровых и про оружие совершенно не слушали. Но самого Ломоносова это ничуть не смущало и не мешало не физическим упражнениям ученого, не медитации прославленного мыслителя.

Пушкин физических упражнений не любил так, как их любил в гимназии Ленин. Пушкин в лицее всегда предпочитал физическим упражнениям, упражнения платонические и даже плотские. Юный Ленин, напротив, запрещал себе даже помышлять об плотских удовольствиях и заставлял себя заниматься полезными и развивающими физическими упражнениями. За полезное упражнение юный Ильич почитал колку дров в зимний период с обнаженным по пояс торсом. Это упражнение юный Ленин обзывал «два в одном». Здесь тебе и физкультура и закаливание организма проявляют себя одномоментно. Еще большим докой проявил себя Ленин в выборе упражнения на предмет выбора упражнения, развивающего мозги и укрепляющего нервы. Для этого упражнения Ильич высыпал на пол семь коробков спичек, по сорок девять спичек в каждом коробке. И заставлял себя их собирать в строго геометрической прогрессии с дробным коэффициентом. При этом юный Ленин запрещал себе наклоняться и сгибать ноги в коленях. Если вы полагаете, что это просто, то попробуйте поднять с пола хотя бы одну спичку. Не сгибая колен и не наклоняясь. Вы непременно тут же запаникуете и придете к замешательству либо впадете в прострацию, пограничную с начальной стадией бешенства. А Ильич таким вот самым простым и наглядным образом вырабатывал в себе удивительную остроту ума и укреплял в организме самые востребованные для революции и гражданской войны закаленные нервы. Для этого Ильич падал столбом на пол, отламывал от спички, сколько следует из умозрительного расчета, и тут же вскакивал. Как Ильичу удавалось вскакивать, не сгибая колен и без помощи рук, это современному нетренированному читателю понять будет чрезвычайно сложно. Такое понять почти невозможно, если не родиться Лениным, либо на худой конец Пушкиным. Ибо Алексашка любил проделывать похожи фокусы с женщинами. В часы занятий плотскими и особенно платоническими упражнениями.

Мозгов извивов всех не исповедать,

Как не открыть всех тайн физических телес.

Зубная боль страшней, когда зовут обедать.

И тем искусней секс, чем ниже интерес.

Исаак Ньютон физическим упражнениям предпочитал упражнения умозрительные. И мог часами без единого движения наблюдать за соседскими сестренками на речке на Темзе. На эту речку сестренки ходили купаться и упражняться в первых детских ласках. И молодой Исаак так же ходил на эту речку упражняться. Но если девочки упражнялись в воде буквально с криками и визгом. То молодой ученый Исаак упражнялся тут же рядом с водой в кустах, но только молча. И упражнялся Исаак исключительно умозрительно. С целью выработки и наработки инструметария для проведения великих умозрительных научных экспериментов в далеком будущем. Чтобы сделать в 50 лет великое научное открытие, начинать готовиться к нему надо с самого рождения. Прозорливый ученый должен начать подготовку к такому открытию даже раньше, чем он научится ходить, говорить, писать и считать. Прежде, чем вкусить кормилицы грудь, площадь сфер тех грудей и объем рассчитать не забудь. Вот так вот, родные мои.

Аминь с нами всегда, с физкультурой и спортом.

Прочитано 1741 раз Последнее изменение Четверг, 12 Май 2011 11:30
Другие материалы в этой категории: « гений свобода »
You are here  :