super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:37

свобода

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0078

 

 

Право на самообладание и на самоопределение.

 

О свободе рассуждают многие. Свободными считают себя единицы. И те глубоко заблуждаются. Племянница Решелье считала себя абсолютно свободной женщиной. Намекала на покровительство монсеньера. При этом, словно не замечала, чего ей эта свобода стоила. Пришлось отравить мужа. Старого горбуна и женоненавистника. Изъеденное оспой, лицо трупа часто приходило к женщине по ночам. И еще. Ей пришлось родить от монсеньера. Четыре раза. И воспитывать этих детей. И это не все. Когда монсеньер спал со своей племянницей, то спал не только с ней одной. Одновременно Решелье спал сразу еще с тремя женщинами. С женой маршала, которую звали мадам де Брисак. С дочкой герцога, с мадам де Шон. И с самой красивой куртизанкой по имени Нинон. И такое положение вещей во времена монсеньера все почитали за редкую удачу и абсолютную свободу выбора. Так воспринимали свое положение все женщины во времена Решелье.

Жены и любовницы Вильяма, Исаака, Михайло, Александра Сергеевича и Владимира Ильича думали иначе. Иметь судьбу племянницы Решелье этим барышням почему-то представлялось сущим наказанием. Почти что карой за грехи. Эти барышни были убеждены в обратном. То есть. Их рыцарем на белом коне являлся литературный герой из мемуаров Джакомо Казановы. О великом обольстителе женщин эти барышни не желали ничего знать. Их рыцарь был мыслителем, писателем, музыкантом, математиком, историком, юристом и даже финансистом. По склонности – ученый. По призванию – независимый человек. И Вильям, и Исаак, и Михайло (кстати, современник Казановы), и Пушкин, и Ленин пользовались этим фактом. Безо всякого стеснения. Пушкин представился Натали так. Я, говорит, по призванию независимый филантроп. И этим сразил Натали наповал. Она как раз ожидала такого знакомства. А.С. тут же воспользовался удачным стечением обстоятельств. Ленин пошел дальше. И признался при первом подходящем случае Наденьке. Я живу, говорит, как подобает независимому мыслителю, в свое удовольствие. А Кропоткин мне завидует. Последняя справка, как бы невзначай, свалила Наденьку наповал. В.И. тут же этим воспользовался. И прощай мечты холостяка.

Вы уже сообразили. Одно из самых увлекательных прав для женщины, как жены и подруги,- это право на самообладание и на самоопределение. Вся лирика Пушкина и вся проза Ленина посвящены прославлению этого права. Пушкин почитал это право, как истинную свободу жены. Даже признался Натали потихоньку в постели, что у А.С. есть любимое слово. И это слово – «независимость». Ленин не любил длинных слов и сложносочиненных предложений. Надо долго и много писать. Потом исправлять ошибки. Поэтому Ленин еще в Казани научился подбирать по любому случаю простые и ясные термины. Термин «независимость» Ленин обходил стороной. Ленину было достаточно иметь в своем лексиконе слово «свобода». Свобода от тирании. Свобода от дэспотизма. Особенно, от такого дэспота, как Кропоткин. Во имя чистой и большой любви. Всех женщин на Земле. Ленин очень любил. Наобещать и умаслить. С броневика наобещать. А в постели умаслить.

Магомен Тартарович много думал о заветах В.И. Ленина и А.С. Пушкина. Уже в школе овладел основами их пиар технологий. В студенческие годы уговорил своего товарища  Андрюшу Ткаченко перевести оригинал мемуаров Казановы с французского на русский. Сам Магомен Тартарович французским не владел. Магомен Тартарович всегда был честным патриотом и гражданином Советского Союза. Поэтому все иностранные языки игнорировал нарочно. Чтобы не мешали думать и мечтать по-русски. Более того, Магомен Тартарови много раз экспериментировал и испытывал заветы вождей на практике. Но сколько не пробовал следовать премудрым наставлениям, в итоге все-таки должен был откровенно признать. Что ничего не понял. Ни про женскую свободу. Ни про девичью независимость. Поэтому остаток своей жизни Магомен Тартарович решил посвятить работам над этой насущной проблематикой. Женское самообладание и девичье самоопределение. Это все, что сегодня волнует по-настоящему ученого и мыслителя Магомена Индиктиона. Пусть образы Будды и Кришны всего лишь мифы и легенды, зато у этих мифов и легенд есть некоторое преимущество. Перед Лениным и Пушкиным. Они, как боги, обладали одним специфическим могуществом. Могли одновременно являть собой сразу два начала в одном теле. Мужское и женское. Ленин с Пушкиным так не умели. А Магомен Тартарович научился. И добился определенных успехов. В ходе проведения клинических испытаний. Оказалось, что женское самообладание и девичье самоопределение это совсем не то, что мы понимаем под мужской свободой и юношеской независимостью. У мужчин – это болезнь. Клиника. У женщин  - это судьба. Кара. Но любую свободу, как право на самообладание и самоопределение, нам надо учиться принимать такой, какая она есть. Да-да, родные мои! Именно такой, какая есть.

Аминь.

 

0091

Про наши корни и про то, как это все понимать, мать твою!

 

У слов «аминь» и «миньэт» общие корни. Что это? Издевка или божий промысел? Про это не знает никто ничего. Кроме Магомена Тартаровича. Магомен Тартарович «Великий» Индиктион знает все и про всех. Потому что стоит на страже, не покладая рук и не протягивая ног. Вот уже 50 лет с гаком. Как можно ничего не считать. Магомен Тартарович сам никогда не любит мелочиться и вам не советует. Ибо, чем живет человек, с тем и пребывает по жизни своей. Мелочные люди пребывают с мелочью. А настоящие глыбы своего счета не ведут. Им либо все, либо ничего. А такие люди, как Исаак, Вильям, Михайло, Алексашка и Вовочка Ленин, эти люди являются людьми такого масштаба, что понимать их промыслы и поступки способны лишь человеки аналогичных размеров. Такие, как Герман Виноградов, Борис Базуров, Александр Синицын, Алексей Хвостенко, Лера Гай Германика (пока заочно) и другие аналогичные богатыри и богатырки. Такие, как Маша Макарова – любимица Магомена Тартаровича. Но таких людей на Земле обычно случается очень мало. И это хорошо. Иначе им было бы не ужиться. Ведь так жить нельзя, если бы глыба жила на глыбе, глыб аналогичных порождала, да еще такими же глыбами и погоняла. Пусть нонешние малочисленные глыбы гоняют правителей, чиновников, полицию, наконец. А друг дружку пусть лучше не трогают. Вот для таких китов человечества и придумал свою Артель воспаленных умов Магомен Тартарович «Великий» Индиктион. Но сейчас речь пойдет не об этом. Сейчас речь пойдет об абсолютной свободе не только в эротических фантазиях и сексуальных грезах, но и в мыслях, в поступках, в действиях. Кто может позволить себе абсолютную свободу сегодня? Кроме Магомена Тартаровича? Да мало кто может себе это позволить. И вот почему. Первыми смысл настоящего абсолюта постигли люди, сочинявшие в 18-ом веке Махабхарату. Кришна, как самая глыба из глыб, разрешал человеку все. Разрешал все, но предупреждал при этом очень обстоятельно. Все, что совершишь, за все ответишь! С таким утверждением трудно спорить. Поэтому Кришна с детства любил воровать сливочное масло. Украдет, бывало, кусочек грамм так на 385-389. Вцепится в него пухленькой своей детской ладошкой и сосет, сосет. А иногда даже откусывает. Потому что боится, что его поймают на месте преступления. Так что их Кришна разрешал и воровать, и убивать, и обманывать, и женщин любить намеренно. Но предупреждал. Случаются болезни и прочие неблаговидные наказания за содеянное. Вот так вот. Было при Кришне, которого на самом деле не было некогда. Но интересно не это. Интересно совершенно другое. А именно. Вы не задумывались, почему умные книжки (в том числе Махабхарата) издавались при советской власти ограниченным тиражом. 3000 экземпляров. И ни экземпляром больше. И издавала такие книги обязательно советская академия наук. Теперь такие книжки не издаются вовсе. И это понятно. Зачем такие книги Путину или Медведеву. И ростом не вышли, и умом. Им такие книги даже вредны и опасны. Чтобы читать правильно подобную литературу начинать всегда следует с двух критик. С критики чистого разума и с критики практического разума. Понятно, что ни одной из этих критик не читали наши теперешние вожди. Да и читать им некогда. Они не успевают делить, перераспределять и ныкать. На чтение просто не остается никакого времени. Один из товарищей Магомена Тартаровича работает в охране у Медведева. Так он спит не более 4-х часов в сутки. Из чего следует, что Медведев не спит вовсе. Во как старается, ребята! Но сейчас речь не о Медведеве. И даже не о журнале «Медведь». Сейчас мы доберемся до настоящей глыбы воочию. Такие удачи у натуралистов  случаются крайне редко. От того их следует ценить, как можно пуще и гуще.

Глыбами не рождаются, их призывают.

Рок их тревожен, а быт опасен.

У них, у глыб, всегда так бывает:

Воля трепетен, а жизнь прекрасен.

Что есть абсолютная свобода в понятии Кропоткина–Сталина. Не удивляйтесь такому тандему. Такой тандем всегда крепок и свят. Абсолютная свобода, особенно нравственная, звала за собой и того и другого. Но звала по-разному. Сталина-Кобу звала отчего-то всегда матерно. А Кропоткина запросто, по-матерински издевательски. Терпели одинаково стойко и упрямо такие позывы и тот и другой. Терпели, терпели да не вытерпели. Сдались на волю проведения. А этой гадине и гниде сдаваться заживо ни за что нельзя. Никого не пощадит. Всех сравняет безысходностью. И Коба, и Кропоткин пали смертью храбрых каждый в свое алькове. Но без баб. И это зря. Кабы с бабами, дык абсолютная свобода-сука, может так статься, их бы и навестила. А как навестила, так бы и за собой позвала и увела туда, откуда обычно не возвращаются. Но Кобы и Кропоткин были трусами. И в момент последнего вздоха притворились верующими и наивными, как дети. Потому, что очень боялись смерти и не верили в абсолютное бессмертие и в свободу. А при смерти всегда бывает так. Про что подумаешь, то и сбудется самым обязательным образом. Вот так вот, родные мои. Думайте почаще о хорошем. И жизнь наладится, и друзья-товарищи подтянутся.

Аминь уже.

А между Аминем и миньэтом нет никакой разницы. Для любой глыбы. Для любого великана.

Прочитано 1609 раз Последнее изменение Четверг, 12 Май 2011 08:33
Другие материалы в этой категории: « слава откровение »
You are here  :