super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:44

закон

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0069

 

 

Аксиома как блажь и прихоть нечистоплотных ученых.

 

Толкованиям Пушкина нет пределов, а совершенству и творчеству Магомена есть. Имя Пушкина уже давно овеяно благоговением и любовью, как имя Хармса и целый ряд иных имен. А имя Магомена Тартаровича Индиктиона незаслуженно до сих пор ничем таким не овеяно. Надо исправлять текущий ход событий и самую суть происхождения сочинений исторических и литературных легенд.

Пришла пора.

Пора пришла.

Кричи «ура»!

Жизнь цель нашла.

Подумал Пушкин, завершая свои труды над поэмой «Гаврилиада». Да, это сатира. Это соцреализм. Жизнь Магомена, как жизнь Александра Сергеевича, понятна и ясна буквально каждому мужчине и женщине, поэтому так же легендарна и метафорична. Поэты-соратники одинаково искренне любили русских девочек, девушек, женщин, матерей и старушек, и так же одинаково лаконично и ясно излагали самую суть этой самой собственной сакральной любви. Любви, буквально, этнографической. Их судьбы, их увлечения и даже характеры практически невозможно отделить от судеб больших и малых народов РСФСР. Они одинаково любили и работали. Одинаково писали одинаковые стихи – легко, непринужденно, небрежно, весело, при этом одинаково талантливо и одинаково лаконично.

Повесы и донхуаны, с врожденной влюбчивостью, которая из искры тут же превращалась в пламя (так полагал Ильич) от одного присутствия хорошенькой женщины в их компании. Несмотря на такую вспыльчивость, они не стали циниками и надменными ловеласами ни для узкого круга друзей, ни для тесного круга подруг. Желание женщины – это закон, как для Индиктиона, так  и для Пушкина. Пленительные, игривые, лукавые, глупые и смешные – поэты своих женщин не выдумывали, они хорошо были с ними знакомы, поэтому писали портреты своих обнаженных возлюбленных всегда с натуры. Наветы, фантазии, сплетни соратники по мысли и перу игнорировали. Ибо выдумывать и верить в собственный вымысел – занятие весьма популярное и распространенное, но лучше знать наверняка, чем вымышлять и упиваться собственным вымыслом. Пушкин советовал своим товарищам: Доверять и принимать на веру – это хорошо, но точно знать и не сомневаться – еще лучше. Это закон! Для любого мало-мальски увлеченного чем-либо мыслителя.

Магомен всегда поступал по советам и заветам А.С. Поэтому спорить с мастером не стал, а, напротив, развил и дополнил учение Великого Кормчего. Закон хорош не сам по себе. Любой закон всегда начинается с научной аксиомы. Если плясать по-научному, то плясать следует от печки. Если закон является крышей любого природного волеизъявления, то аксиома есть печка. Но не радуйтесь раньше времени и не торопитесь пускаться в пляс. Большинство известных нам аксиом – это вымысел и клевета. Потому, что нам рекомендуют принимать любую аксиому на веру, без доказательств. Но так поступать не следует. Принимать что-либо без доказательств опасно и опрометчиво. Когда Магомен выложил на шкалу естествознания все известные ему аксиомы, то не сдержался и заплакал. Вспомнил Пушкина и записал в блокнот: Лажа! Сучия фигня!

Нас обманывают, товарищи. Все аксиомы подогнаны под вымышленные правила. В природе они не работают. В природе все устроено иначе. Математики, физики, химики и прочие предметники лгут нам прямо в наши приветливые и открытые лица. Подлецы! Гниды и упыри! Чтобы с ними и с их фантазиями разобраться, нам придется вернуться во времена до книгоиздателей и первопечатников, во времена алхимиков, знахарей и астрологов. И спокойно осознать и беспристрастно доказать все необходимые факты: почему так а не иначе называются химические элементы, откуда происходят все разделы математики, что в действительности заставляет работать всю механику этого мироздания? Работы много, времени мало. Поэтому в дальнейшем постараемся быть краткими, но справедливыми. Запомните первый постулат от Магомена и Пушкина: Аксиом без доказательств не бывает! Учиться, учиться и еще раз учиться, как перефразировал донхуана Пушкина Великий Ленин. В оригинале у Пушкина было так: Влюбляться, влюбляться и еще раз влюбляться, но не забывать о последствиях! Могут случаться дети! Если закон – это богоматерь любого природного волеизъявления, то аксиома – это ее мама! Помните об этом, люди. Украдкой, трепетно, неразделенно, но гордо и возвышенно. Вот так вот, родные мои!.

Аминь.

 

0070

 

 

Предполагать хорошо, а знать наверняка еще лучше.

 

Чета Ульяновых снимала на лето дом в глуши. В 100 км от Казани. Туда вывозились все дети четы на все лето. Добираться неудобно, на перекладных, зато в этом доме допускалась большая свобода, чем в Казани. Родные сестры да крестьянские девочки – вот то женское общество, которое окружало Ленина до 16 лет. Первые эротические ощущения Ильича связаны именно с этими детскими воспоминаньями. Все эти детские воспоминания потом нашли свое емкое отображение в революционном творчестве Ильича и в научных постулатах марксизма-ленинизма, как аксиомы. Маленький Ленин-мечтатель всегда испытывал повышенный интерес к маленьким девочкам крестьянкам (говоря языком Набокова, к нимфеткам). Особенно маленького Ленина увлекала тема созревания и растления малолетних девиц. Ленин очень много об этом размышлял. Отсюда у Ленина выработались характерные для Ильича черты революционера, такие как мрачность, угрюмость, раздражительность, нетерпимость и вспыльчивость, граничившая с безумием. Из-за этого Ленин очень страдал, но так и не смог избавиться от этих черт ненавистного характера до конца своей жизни.

Маленький Магомен так же обожал нимфеток, почти как Ильич. Но Магомену тогда было 3-4 года, в отличие от 13-14-летнего Ильича. Поэтому все знакомые колхозные девочки казались Магомену в ту пору вполне созревшими и окрепшими тетями. Ради пары округлых прелестей по-над грядками Магомен сутками лазал по чужим огородам. С некоторыми прелестями и округлостями Магомен даже пытался заговорить, чтобы пригласить в лес за грибами или на речку порыбачить. В дальнейшем Магомен всегда сравнивал своих любимых женщин с этими колхозными нимфетками. Когда Магомен Тартарович засыпал в обществе аристократок, монахинь или проституток, ему всегда снились его любимые детские забавы. Игры на сеновале с Маринкой, дочкой колхозного сторожа. Купание в реке нагишом с Лариской, не по годам развитой и носившей мамкин лифчик уже во втором классе. Банные дни в женской бане с сестренками Букиными и их двоюродной племянницей Наташкой, так любившей зажать Магомена в малиннике. Магомен, как Ленин из-за этого так же очень страдал. Ибо засыпал прямо во время полового акта с аристократками, монахинями и проститутками. И все это ради мгновенного сновидения, уносившего Магомена Тартаровича в его счастливое каменское детство.

Это все исторические факты, с которыми нельзя спорить. Но любой факт по сути своей еще не есть обязательная к исполнению аксиома, и уж тем более любой факт ни есть обязательный к исполнению закон. В этом нет ничего страшного либо чрезвычайно необычного. Факт есть по сути естественный житейский опыт или, если хотите, обывательский эксперимент. Но мы с Вами люди образованные и понимаем, что любое предположение, допущение, гипотеза – это еще не аксиома и не закон. Так что такое аксиома, товарищи, и что такое закон, господа? Спросите Вы у Владимира Ильича и Магомена Тартаровича. Спросите и тут же испугаетесь своего вопроса, ибо не Ильич, ни Тартарович никогда не врут. А правда всегда по сути своей есть продукт научной мысли, оттого этот продукт человеку необразованному представляется продуктом отвратительным, бесполезным и чрезвычайно безобразным. Спросите любого ребенка, что интереснее и увлекательнее, сказка, легенда, миф, фантазия, мечта или скучная истина, т.е. быль. Ответ не заставит себя ждать. Ответ прост и ясен, как божий день. Все школьные учебники просто пучит от вымыслов, сказок, легенд, мифов и грез, но не ищите в них правды. Там ее нет, потому что там она не нужна. Она не востребована ни учащимися, ни преподавателями, ни родителями. Она не нужна никому, эта самая истина. Ну, открыли Вы изначальный природный закон. Разложили его на аксиомы и правила. И что в итоге вышло? А вышло в итоге то, что Ваш закон, аксиомы и правила никому не нужны. Ибо прогресс и производство придумывались не для законов, аксиом и правил, прогресс и производство работают на наш комфортабельный быт. Нафига, спрашивается знать, зачем нам дан ум, слух, речь, чувства, темперамент, могущество, зрение, обоняние, вкус и здоровье, если уже давно пора покупать новую квартиру, машину, шмотку, жрачку, игрушку, шампунь и жвачку. А дети? А дети! Эти маленькие проглоты и подлецы! Кто будет удовлетворять их неисчерпаемые и неокупаемые потребности? Пушкин? Ленин? Ньютон? Шекспир? Ломоносов? Или, может, Магомен Тартарович всех научит быть счастливыми без комфорта и денег? Именно! Именно так! Магомен Тартарович и никто другой! Для абсолютного счастья не надо ничего, кроме внимания, слуха, языка, любви, привязанности, терпения, ясности, стиля, достатка и здорового образа жизни. Для начала запомните: пить, курить и блядствовать – не хорошо! Постарайтесь для начала не пить, не курить и не блядствовать! Хотя бы день. Хотя бы один единственный, родные мои.

Аминь.

Прочитано 2365 раз Последнее изменение Четверг, 12 Май 2011 07:20
Другие материалы в этой категории: « гармония земля »
You are here  :