super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:00

этика

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0019

 

 

Про дурные привычки и про исключения из правил.

 

Темперамент у всех разный. Темперамент у всех специфический. Сколько сердец, столько темпераментов. Сколько оригинальных темпераментов, столько оригинальных характеров. И каждый характер имеет свои характеристики. Классифицировать и систематизировать сердца глупо. Запихивать дикие нравы в рамки приличия опасно. Все регламенты придумали трусы и ханжи. Но некоторые ограничения все-таки прижились и действуют. Если говорить об этике, как о виде искусства, то тут дальше всех ушли спортсмены. Термин «правила игры» родился не в постели, а в лесу. Он убегает, она догоняет. Такие игры были популярны еще в эпоху матриархата. В 17-ом веке правила поменялись. С той поры она убегает, а он догоняет. Магомен Тартарович сам не играл. Но читал у Шекспира. В личной переписке. Очень интересная была игра. Вильям иногда догонял по несколько раз на дню. И не всегда одну и ту же партнершу по забегу. Догонит и тут же требует награду. Приз! Получит приз самым натуральным образом и снова на старт. Жанна Агузарова так же любила игру в догонялки. Но обязательно нагишом, в лесу и обязательно с такими же голыми мальчиками-женихами и с «Мухоморами».

Исаак Ньютон играть в догонялки не любил. Пробовал. Но догонял редко. Очень сильно косолапил, из-за этого часто спотыкался и падал. Исаак предпочитал шахматы. На раздевание. Тоже интересная игра. Почесал лоб. Сделал два-три хода. И в постель. На все готовенькое. Приз уже раздет и готов к процедуре награждения.

Михайло Ломоносов пробовал и бегом, и в шахматы. И на раздевание, и на интерес. Но получалось лишь в карты. В дурака. Или в крикет. И то лишь на пьяную голову, т.е. с похмелья. Вместо зарядки. В другое время суток и в другом состоянии у Михайло не стоял. Приходилось играть в дурака со служанками и с лаборантками-двоишницами. Из университета. Другого способа повлиять на их успеваемость Ломоносов не придумал. Да и за чем? Пока все работает, не надо ничего менять. Надо пользоваться верным способом. И его результатами.

Пушкин спорт не любил. Ни на пистолетах, ни на шпагах Пушкину не нравилось. Как-то А.С. попробовал себя в конкуре. Очень много женских шляпок, ахов и вздохов. Антураж, конечно, интересный. Прямо скажем, соблазнительный. Но какой в нем толк, если Пушкин на лошади, а все дамы в ложе. Лучше наоборот. И А.С. нашел себя в народных забавах. Большие многоместные сани А.С. не нравились. А.С. нравились маленькие двухместные салазки. А.С. сажал на эти салазки дворовую бабу. Ту, что будет попышней, помоложе, да попружинистей. На случай падения на вираже. Сам А.С. ни дородностью, ни тучностью не выделялся. Вплоть до своей кончины. А костлявому гению всегда было приятнее ударятся при падение об упругую барышню, чем об ель или березу. Приз в таких случаях обычно уже не имел никакого значения. Такие были правила у А.С. при катании с горок.

Ленин любил и в догонялки, и в карты, и в шахматы, и на салазках, и в санях, и в упряжке, и верхом, и на раздевание, и на интерес. Но играл исключительно в прятки. И только с Надеждой Константиновной. При этом обязательно наряжал Наденьку в костюм жандарма. А сам рядился в полосатую пижаму. Как каторжанин. Завязывал Наденьке глаза, крепко-крепко. Кружил ее минут 7-8. Потом резко отпускал. Надежду Константиновну начинало тошнить. Она вопила нечеловеческим голосом: Чур, иду искать! Блять, как тошнит!  А Владимир Ильич загибался в припадке истерического смеха. Ильич трясся всем телом, но смеха слышно не было. Поэтому Наденька часто искала Ильича часами. Этим Ленин пользовался самым бессовестным образом. Пока Наденька спотыкалась и падала в поисках возлюбленного. Ее благоверный бежал за письменный стол и составлял очередной манифест либо воззвание. Работал всегда сосредоточенно и размерено. Никогда не спешил и по много раз перечитывал написанное. Потом шел на почту, отправлял послание за подписью «аноним», куда следует. И возвращался домой, играть в жмурки дальше. Пока не надоест. Надоедало обычно уже далеко за полночь. Надежда Константиновна начинала хандрить и подвывать. И очень просила дать чего-нибудь покушать. Владимир Ильич млел, сдавался и бежал на кухню готовить. Фаршмак или заливное. Когда что. За это Ильичу всегда доставался заслуженный приз и гостинец на десерт. Ильич обожал домашние сюрпризы.

Магомен Тартарович спорт уважал. Знал много полезных правил. Даже пробовал себя в отдельных дисциплинах. Но на раздевание и интерес никак не получалось. Почему-то получалось всегда на деньги. И далеко не всегда в пользу Магомена Тартаровича. И Магомен Тартарович завязал. А вот Александр Синицын сдерживать себя не умел и не хотел. Поэтому всегда тащил Магомена Тартаровича с собой в казино. Как свидетеля очередного фурора. Добирались до казино не всегда. Иногда терялись по дороге и подолгу блуждали переулками. В надежде найтись, обняться и продолжить экспедицию. Часто находили и обнимали. Но не друг дружку, а женщин, спешащих друзьям на выручку. Надо признать, что женщины чаще выручали Магомена Тартаровича. А Александра Синицины женщины выручали реже. Александр сам был в этом виноват. Не надо так жадничать и все спускать на автоматы и рулетку. Но сейчас речь идет не о темпераменте и азарте, а о правилах игры. Вся наша жизнь -  игра. Кропоткин предложил играть без правил. Ленин считал, что правила надо менять буквально каждый день. Чтобы было не скучно играть. А Магомен Тартарович много думал о содержании термина «этика». Даже специально справлялся у Сильвестра и его супруги о правилах игры «по понятиям». И понял. Культурки у «нашего человека» пока маловато будет. Чтобы уметь так радоваться игре. Как умели Вильям, Исаак, Михайло, А.С. и Ленин. Маловато культурки-то и эстетики никакой. Особенно в тусах. Пора начинать учить правила. И знать свое место в игре. Вот так вот, родные мои. Так вот.

Аминь.

 

0086

Про то, что правильно, и про правила.

 

Выражение «это не этично» очень пугает простых людей. И люди начитают бояться педагогов и преподавателей. Не здороваются с преподавателями на улице и всю интеллигенцию обходят стороной. Людей пугать не хорошо. Нельзя пугать простых людей. Все, что привычно, то и этично! Вот наш ответ Черчиллю.

Любое правило не родится на пустом месте. Всегда найдутся корни и связи этого правила с устоями и традициями. Особенно много новых правил люди насочиняли, когда перестали уважать подвиги народных героев, глав семейств и старейшин родов. Тогда люди возгордились и стали выбирать лидеров среди умников и сильнейших. Путем организации спортивных и военных состязаний и игр. Магомен Тартарович сам участвовал в игре «Зарница». И Магомена Тартаровича все его одноклассники единодушно выбрали своим вождем. Но 8-ой класс – это еще не племя. И вообще сейчас речь идет не о том. Сколько вожди не курили трубок мира, ничего не помогало. Даже обкуренным и отлетевшим вождям покой никогда не снился. Обязательств было много, а покорных и служащих мало. Работников не хватало всегда и во все времена. Поэтому, когда народы решили торговать между собой всем подряд. То возник прецедент. Как быть? И что делать? Быть или не быть? – такой вопрос не стоял. Вильям здесь слукавил. А Чернышевский, как все мы, прогрессивное человечество, поставил вопрос прямо. Поставил и спросил: Зачем? Кого зачем, недоумеваете вы. Да всех и затем, поправляем мы вас. На рынке царит бардак. Так кажется тем, кто не участвовал в настоящих рыночных отношениях и в особо рыночных баталиях. А Магомен Тартарович участвовал, поэтому знает, что в нашей стране без воров в законе никуда. Раньше, в эпоху матриархата их обязанности выполняли судьи. Но сегодня они выполнять свои обязанности не могут. Потому, что, как стоматологи, глядят своему начальству в рот. Вы думаете, почему Путин так старательно выстраивал вертикаль власти. Вы, должно быть, наивно полагаете, что ему это нада. Магомен Тартарович ответит вам и на это ваше невоздержанное замечание. Как дадаист. Магомен Тартарович, как дадаист просто не имеет право что-либо отрицать. Да! Ему это нада! И вот почему. Наш народ всегда слушался, как самых честных судей, лишь воров в законе. Путин не хотел. Путину пришлось поневоле притвориться точно таким же вором в законе. Но сам он в этом не виноват. Виноваты в этом всякие люди. Которые никому не верят, кроме воров в законе. А как только Путин стал воровать и рассуждать, как вор в законе, так тут же к его словам и речам стали прислушиваться все. Пахан говорит, никшни и вникай!

Если не слушать судей и их заветов,

Можно привить себе ненависть к жизни этой.

Но если слушать судей и советов их,

То можно сойти с ума, и все люди скажут про тебя: Ты – псих!

Когда Герман Виноградов бегал голым по парку культуры и отдыха, он поступал не правильно. Пугал отдыхающих граждан и особенно гражданок, тряся своими мудями. И мама Германа очень переживала за своего сына. После таких пробежек у Германа чрезвычайно часто обнаруживался кашель. А иногда даже воспаление легких. Поэтому, когда мама Германа обращалась к Магомену Тартаровичу за помощью и советом, Магомен Тартарович никогда не уходил от ответа. И всегда отвечал прямо на поставленный вопрос. Пусть его бегает! Так считал Магомен Тартарович. Ибо сила темперамента и привычки должна и обязана стократ превосходить могущество обязанностей и права. Именно такое превосходство природы над вымыслом Магомен Тартарович считает совершенным и не нуждающимся в пересмотре и в ревизии. Аудит полезен там, где правят паханы и судьи. В случае с выработкой характера и с закаливанием недюжего организма Германа аудит бесполезен и даже беспомощен. Потому что сегодня суды (в том числе воров в законе) никак не опираются на собственную природу и благодать. А именно. Потому что по законам природы всегда побеждает отнюдь не сильнейшей, а хитрейший, терпеливый и многоопытный. После драки кулаками не машут. После драки машут флажками и исполняют государственный гимн победителя. А победитель кто? Да тот, кого не могут осудить ни судьи, ни паханы, ни даже Путин с Медведевым. Вот так вот, родные мои.

Аминь уже с вами. Зовите его просто Минька.

Прочитано 1718 раз Последнее изменение Среда, 13 Апрель 2011 07:41
Другие материалы в этой категории: « спорт эстетика »
You are here  :