super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:04

лирика

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0044

 

 

Про фонетику и родную речь.

 

Это была самая больная тема. Во всех спорах между Шекспиром, Ньютоном, Ломоносовым, Пушкиным и Лениным. Каждый гнул свою линию. Но все дружно сходились и соглашались в главном. Вплоть до семнадцатого столетия все народы Европы говорили на одном языке. На своем родном, на матерном. В матерном языке нет ничего ругательного. Так называли язык и грамматику эпохи матриархата. Пушкин отметил некоторые особенности этого языка (читай родной речи наших предков) в своем главном историческом исследовании. Нет, это не Пугачев и даже не Борис Годунов. И не Бахчисарайский фонтан. Это История села Горюхино. Хотя главная задача этого произведения чисто историческая. Пушкин хотел сказать всю правду про сочинение летописей, канонических и светских. Пушкину это было дозволено, так как он хорошо был знаком с авторами этих летописей и многих из них застал в живых. Поэтому аккуратно издевался над ними и подтрунивал. Можете перечитать Гаврилиаду. Пушкин прямо рассказывает про случки богоматери с архангелом Гавриилом. При этом Пушкина почему-то не предают анафеме. Пушкина не предают, а Толстого предают. Как вы это объясните? На самом деле все проще простого. Во-первых, сочинение всех канонических и светских летописей закончилось лишь в 1851 году. Началось, это бумагомарательство, как вы знаете теперь из Пушкина, при Екатерине. Кстати, наивный Михайло Ломоносов попробовал сопротивляться лжи и клевете. Пришлось наивного заковать в кандалы и препроводить в тюрьму. Дабы посидел и подумал. И сделал надлежащие выводы. Кто правит бал истории. Пушкин об этом обо всем хорошо подумал, поэтому ни церкви, ни церковников не боялся. А, вот, церковь его побаивалась. Предай она опального Александра Сергеевича анафеме, тут же бы началось разбирательство. Кто и когда сочинил Библию, Новый Завет и другие христианские каноны. Такое разбирательство было не в интересах церкви. И церкви пришлось стерпеть эту светскую пощечину. Провокация суконке Пушкину не удалась. На этот раз. А, вот, История села Горюхино удалась вполне. Повесть занимает всего 11 страниц. Ее в силах перечитать каждый из вас. Магомен Тартарович даже решил разместить ее в разделе «сокамерники» (см. «хата», кабинет по-вашему). Для пущей наглядности и оперативности. Зачем доверять цитатам, если можно обратиться к оригиналу?

В своей Истории государства Московского (село Горюхино) Пушкин обращает внимание читателя на особенности родной речи наших предков. Тот же русский язык, но в виде народных говоров и в несколько усеченной и сокращенной форме. С Пушкиным можно было бы поспорить, если бы ни еще один исторический факт. Этот язык замечательно сохранился. Нет. В летописях его не ищите. Летописец Курицын, который выучился писать исторические документы обеими руками и даже ногами, этим языком не владел. Это, кстати, самое неопровержимое доказательство подлога. Даже документы времен Киевской Руси (которой никогда не было на самом деле) писаны Курицыным современным русским языком. Это само по себе уже смешно. Поэтому в народе стала расхожа поговорка «писать, как курица лапой» (в оригинале было «как Курицын лапой»). Но вернемся к нашей родной исконной речи. Где ее можно найти сегодня? Все гениальное просто и всегда лежит на поверхности. Надо лишь смотреть в оба. Если вы посмотрите в оба на обычную современную карту, к примеру, Центрального административного округа РФ. Что вы там увидите? Ничего нового. Все по-старому. Пока. Пока у Людмилы Путиной руки коротки. Эта дама, вдруг, решила, что разбирается значительно лучше других в нашей родной речи. И решила свои недюжие научные способности и власть применить на практике. Кто пресек ее прогрессивные намерения, никому не известно. Известно лишь то, что названия всех рек и речушек все-таки, не смотря на всю прыть Людмилы, сохранили свои исконные исторические имена. А их хотели назвать по-новому, по-русски. Чем знаменательны имена этих рек и речушек? Да тем, что это наглядный пример строения родного языка наших предков, каким запечатлил его в своей Истории Пушкин. Нарва, Желча, Люта, Вялье, Шепочь, Мота, Мда, Сясь, Колпь, Кунья, Ловать, Пено, Межа, Обша, Вепь, Вытебеть, Шуя, Лобь, Упа, Пра, Цна, Истья, Выша, Ракша и тд и тп. И таких наименований тысячи. Теперь представьте на их месте имена рек, которые все-таки успели переименовать Каменка, Волгуша, Студеная, Прозрачная, Мутная, Великая, Могучая и тд и тп. И концы в воду. Это лишь один пример важности такой науки, как фонетика, лирика, литература. Наравне с историей, но не придуманной и сочиненной, а самой настоящей, истинной, народной. За родную речь и ее значение для нашей истории надо уметь постоять. Как умел стоять Александр Синицын. Когда Градский попер на Оку и Тарусу, сразу получил в глаз и вдогонку пинка. От Синичкина. Не разумеешь нихрена в родной речи, не лезь. Вот так бы все любили свою родную речь, как любил ее Санька Синичкин. Будучи евреем. Русским евреем.

Вот так вот, родные мои ученики! Так вот.

Аминь.

 

0045

 

 

От лирики до фонетики и дальше, как можно дальше.

 

Драматургия Вильяма Шекспира не есть самоцель. Как драматург, Вильям не достиг тех высот, о которых мечтал и соблазнялся. Не вышло. Не хватило не времени, ни сил. Ибо Вильям слишком часто отвлекался. На женщин, на друзей собутыльников и еще на самоанализ и самокритицизм. На критицизм Вильям отвлекался, даже когда был в алькове с дамой или за столом с собутыльником. Такой уж он был беспокойный этот самый Вильям. А началось все с пустяка. С письма Исаака Ньютона. В письме было много чего разного и весьма увлекательного. Начиналось послание с рецепта новой настойки на черной рябине и заканчивалось рекомендацией самой последней царской диеты от Людовика Четырнадцатого. Но Вильям привык читать письма от Исаака сразу с середины послания. А в середине своего письма Исаака очень много и очень мелким почерком с каракулями (рисунки в качестве наглядных примеров и демонстрации результатов опытов) рассуждал о математическом происхождение речи и ее возможностей. Там так же было много чего про эволюцию литературы. Передавать полный текст этого послания, все равно, что переписать Британскую энциклопедию от руки. Поэтому Магомен Тартарович рекомендует Вам ознакомиться лишь с отдельными выдержками из этого письма. Коротко о главном.

Все началось с гортани и ее происхождении. Гортань у человека или зверя – все равно что крона у дерева. Вильям решил, что это такая неудачная метафора у Исаака. Но это была никакая не метафора. Исаака говорил про дерево буквально. Но еще до дерева Исаак очень много и подробно рассуждал о происхождении космического пространство. И о том, что сначала у зверя и человека обнаружился слух, и лишь после слуха проявился у человека и зверя рык, т.е. голос. Которым можно было оповещать много о чем, своих друзей и противников. На начальных междометиях Исаак остановился совсем не надолго. Только очень рекомендовал Вильяму заглянуть в зверинец и насладиться голосами птиц и рыб. Про рыб Вильям совсем ничего не понял.

Когда ты поэт, почти что глыба,

Ты не можешь молчать, молчать как рыба.

Ты должен орать про все и про всех.

Ведь крик – это здорово! А молчание – грех.

Когда конспект этой записки попал в руки к Максвеллу, Максвелл тут же открыл новый диапазон электромагнитных колебаний. Диапазон ультразвука. Это первый объемный диапазон в нашей природе. Благодаря ему, мы теперь можем владеть и пользоваться техникой трех измерений. У ритма длина волны очень большая. Ну, очень большая! Это буквально прямая, размером с нашу Вселенную. У тона длина будет уже немного короче. У высокого тона уже, ну, значительно короче. Зато тон распространяется по плоскости, как круги по воде. Дальше шел рисунок Исаака с кругами, очень походившими на женские груди. Фон Исаак изобразил в виде полого шарика в разрезе. Мембрана есть, а начинки нет. Так Исаак представлял все тембры и регистры. Условно. Дальше Исаак нажимал исключительно на логику. Зачем человеку или зверю гортань? Чтобы производить сигналы. А зачем производить сигналы? Для того, чтобы оповещать. Оповещать удобнее голосом. Но еще удобнее речью. В чем секрет нашей речи? В звучании. Согласные не звучат. Звучат только гласные. Гласных всего пять. «А», «О», «Э», «У» и «Ы». Все прочие гласные – это производные от первых пяти. «Я» или «Ай». «Е» или «Ой». «Е» или «Эй». «Ю» или «Уй». И, наконец, «И» или «Ый». Далее идут еще более сложные производные для восточных языков и языка племени майя. Но еще лучше о математическом происхождении языка свидетельствуют такие части речи, как приставки. Эти приставки буквально повторяют трехмерное пространство во всем его многообразии. «При», «через», «на», «под», «за», «об» - сразу можно определить нахождение предмета. Лучше и точнее, чем по компасу. А это уже начертательная геометрия. В изометрии. Без искажений с пресловутой перспективой. С помощью речи можно общаться и излагать мысли. Иногда даже полезные и значительные. Общение способствует происхождению и развитию такой отрасли, как вещание. А вещание прямо служит развитию кругозора и накоплению энциклопедических сведений. Самые искусные мастера речи причисляются к лику святых. Особенно сочинители древних мифов, канонов и притч. Но началось все еще в бытность матриархата. Когда организовывалось массовое жертвоприношение с гуляниями и всеобщей попойкой. Тогда первыми на празднике были поэты. Сочинявшие гимны и мантры. Которые славили племя и род. Старейшин и судей. Но наивысшим из благ нашей речи является воспроизведение воистину истины. Что случается крайне редко. Ибо правда на самом деле никому не нужна. Правда всегда мешает человеку жить счастливо и свободно. Все войны и революции на Земле всегда начинались с поиска этой самой правды. Изыть ее опть и ять-ять ее изн! Вот так вот, родные мои!

Аминь.

 

Прочитано 1535 раз Последнее изменение Вторник, 25 Январь 2011 14:12
Другие материалы в этой категории: « эстетика музыка »
You are here  :