super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 12:07

музыка

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0042

 

 

Тайная страсть Ильича.

 

Все думают, что Ленин любил Бетховена. Как это любили показывать в советском кино. Это не правда. Ленин всю свою жизнь обожал лишь двух виртуозов. Ференца Листа и Паганини. Демоны Вы мои! Бывало воскликнет Ильич и тут же сам оборотится дэмоном. Это у Ленина началось в студенческие годы. Из-за женщин. В тайне ото всех юный Ульянов обладал глубоко скрытым даром утонченного и даже артистичного обольщения женщин. Немалую роль в успехах на любовном поприще играла слава величайшего виртуоза. Этот талант юного Ильича блистал в салонах великосветских львиц. В этих салонах Ленин бывал часто, но всегда инкогнито. Как мистер икс. Воздействие Ленина на представительниц прекрасного пола было просто магическим. Ильич виртуозно владел роялем и сопелкой. Словно таинственный маг, юный Ленин появлялся на публике в безупречном сиреневом костюме. Обязательно с белоснежным байроновским воротничком торчком. В оранжевых носках и в розовом жабо. Картинным жестом снимал желтые перчатки. Изысканно-театрально прилизывал блистательную залысину. Садился на фортепьяно. Вынимал сопелку. И начинал сопеть. Что-нибудь из Мусоргского.

Таким образом Ленин заложил основы современного пианизма на сопелке. И по праву считается одной из глыб в истории европейской музыки Х1Х столетия. Истинный романтик и математик, Ленин дружил по переписке со многими выдающимися романтиками и музыкантами. Он первым приветствовал появление Новой русской музыкальной школы в лице Скрябина. И сам переложил партитуру «Поэмы экстаза» на ноты для сопелки. За эту самую сопелку Магомен Тартарович и полюбил Ильича особым неисповедимым образом. (Справка: сопелка, народный гуцульский духовой инструмент, похожий на свирель, не путать с трембитой). Сам Магомен Тартарович «Великий» Индиктион является единственным гуцулом, известным широкому кругу романтиков и математиков, последним последователем всех музыкальных заветов Ильича. Кто над этим потешается, тот неуч. Ибо все на много серьезнее, чем может показаться необразованному читателю (см. раздел «образование»).

В 1989 г. Магомен Тартарович победил лично монополию Государственного Предприятия «Фирма Мелодия» и создал первую независимую фирму грамзаписи на территории СССР. В 1996 г. Магомен Тартарович приобрел права на «золотой фонд» ГП «Фирма Мелодия». В 2004 г. Магомен Тартарович зарегистрировал инновационный проект «НЬЮРА» (NEWRA). Этим солнечным женским именем Магомен назвал универсальный коэффициент гармонии физического мира. Но сейчас речь идет не о математике. Сейчас речь идет о музыке. Но для романтиков Ильича и Магомена это все одно и то же. Между лирикой, математикой и музыкой нет никакой разницы. Наша природа конечна, циклична, периодична, пропорциональна, продолжительна, кратна, соразмерна, стройна, динамична, ритмична, контрастна, качественна, познаваема и управляема, как музыка, как тоника. Традиционная октава Октавиана Августа всем надоела. Эти 12 апостолов клавиатуры всех достали. Пора расширять арсенал. Подумал Ленин и ввел в обиход понятие «военного коммунизма». Пора. Отвечал Ленину Магомен, и со счетами сел вычислять первый коэффициент гармонизации традиционной октавы. Вычислил. Получилось 1,05946309436. Если «ля» первой октавы (440 герц) умножать либо делить на этот коэффициент, то мы получим все прочие полутона клавиатуры рояля. Это простая геометрическая прогрессия, которую так обожал Ильич в любой форме. В форме яйца, бюста или ягодицы. Не смейтесь. Вы так же сложены по правилу геометрической прогрессии. Вот вам наглядный пример естественной гармонии сложения костей. Стопа – это октава. Две стопы – колено. Два колена – нога. Две ноги минус стопа (стопа расположена горизонтально, ее надо вычесть) – полный рост, каким ему надлежит быть. Так «ля» второй октавы – это 880 герц. А третьей – 1760 герц. Магомен, как романтик и математик, решил расширить возможности нашей музыки и нашей природы. По ритмике и размеру и по высоте звука.

Во-первых, в традиционную октаву можно добавить промежуточные четвертные, восьмые и даже шестнадцатые тона (благодаря компьютерным технологиям). Люди поняли, как меняется качество материала, если с его структурой работать в области «нано». То же самое происходит со звуком и его восприятием. Вдруг ниоткуда возникает совершенно новое удивительное восприятие. Во-вторых Магомен предложил для начала 108 новых основополагающих коэффициентов гармонизации. Такой ладной музыки еще никто не слышал. В самое ближайшее время Вы можете с примером такой музыки познакомиться на этом авторском электронном ресурсе. В Артели воспаленных умов Магомена Тартаровича «Великого» Индиктиона каждый второй музицирует от рождения и до смерти. Не верите, спросите у товарища Бикапо. Он прямо ответит на поставленный вопрос. Ищите и обрящите. Вот так вот, родные мои! Учитесь Новой музыке. И не спорьте с Бикапо. Не спорьте.

Аминь.

 

0043

 

 

Про какофонию и авангард.

 

В конце 60-х в начале 70-х многие знаменитые джазовые исполнители дошли до ручки. Открыли для себя, до селе невиданные возможности. С головой ушли в авангард. И стали исполнять откровенную какофонию. За солистами скоро последовали целые оркестры. Какофония плодилась, как кролики, и набирала мощь, как цунами. Скоро туда же понесло лучших исполнителей классики. И лучшие классические оркестры мира так же не заставили себя долго ждать. Столь бурного и продолжительного массового помешательства Магомен Тартарович никак не ждал. Тем более от столь искушенной и образованной публики, как, к примеру, выпускники московской консерватории и победители конкурса им. П.И. Чайковского. Кто довел столь почтенную публику до ручки? Ответ обескураживает. Бедная традиционная октава. Всего каких-то 12 полутонов. Которые можно переставлять и комбинировать всеми доступными способами. Но переставлять одно и то же и комбинировать одним и тем же музыкантам и композиторам надоело. И их понесло. Но на самом деле началось все это задолго до второй половины 20-го века.

Началось все это еще в бытность Вильяма Шекспира. Уже 300 лет назад музыканты сообразили. Рано или поздно 12 традиционных полутонов всем надоедят и всех достанут. Поэтому Вильям сам возглавил тайное движение поэтов и музыкантов за абсолютную свободу творчества. Без каких-либо ограничений. Тайным это общество стало не от хорошей жизни. Не забывайте, что 300 лет назад из-за таких девизов сжигались не только рукописи, но и сами авторы этих девизов. Вильям в расцвете сил не запекаться, не покрываться копотью не хотел. Он был против столь радикальных методов. Но про свою попытку освободиться от деспотизма 12-ти церковных полутонов Вильям записал в свой альбом так:

Дэспотизм коварен, а свобода прекрасна.

Это ясно всем. Даже неучам ясно.

Чем больше свобод, и меньше коварства,

Тем скорее наступит эра вольного царства.

Слова «дэмон» и «дэспот» были любимыми словами Вильяма. Магомен Тартарович очень удивился, когда узнал, что слова «дэспот» и «дэмон» так же обожали художник Врубель и певица Агузарова. Раньше Магомен Тартарович думал, что между этими людьми нет ничего общего. А на самом деле оказалось, что есть. Исаак Ньютон к проблеме проработки новой музыкальной теории подошел еще проще. Подошел. Постоял. Поковырял в носу. Почесал свой натруженный круп. И ушел. Как ученый и математик, Исаак не нашел достойной проблемы и загадки в развитие музыкальной теории. Опускаться до уровня Пифагора Исаак не пожелал. Для Исаака этот уровень был чрезвычайно низким уровенем.

Еще проще к этой проблематике относился Михайло Ломоносов. Ищите производные. Это все, что он произнес на лекции, посвященной данной проблематике. Сказал два слова и освободил кафедру для следующего лектора.

Сложнее было Алексашке Пушкину. Он бы ни за что не стал совать свой нос, куда не следует. Если бы не одно но. Кюхля пообещал вызвать Алексашку на дуэль, если Алексашка не скажет своего последнего слова на тему. Как можно усовершенствовать современную музыкальную теорию? Кюхля даже прислал к Пушкину Пущина. Тебе чего? Спрашивает Пушкин у Пущина. Я – секундант. Вот мой мандат! Пущин сунул в карман пушкинского халата писульку и вышел. Алексашка даже не удосужился развернуть эту писульку. Потому что разворачивать там было нечего. С Пущиным и Кюхлей все было ясно. Заговор. Против российской словесности. И Пушкин сказал свое веское слово. Стихами. Ямбом. Про то, как можно усовершенствовать современную музыкальную теорию. Содержание этого четверостишия к сожалению утрачено. Зато вызов на дуэль был временно перенесен на неопределенный срок.

Так что решать проблему музыкальной теории и ее прогресса пришлось В.И. Ленину. Как всегда, вождю мирового пролетариата пришлось отдуваться за всех. Но Ленина такая постановка вопроса не испугала. Ленин вообще мало чего боялся. Бесстрашный он был революционер. Работал Ленин, засучив рукава и порты. Потому что Коба заманил Ленина на рыбалку. Ходили бреднем вброд. Уж очень хотели откушать ушицы. Ты что-нибудь понимаешь в теории производных? Прямо спросил Ильич у Кобы. Неа! Тут же последовал незамедлительный ответ. А в теории  арифметических и геометрических прогрессий понимаешь? Не унимался возбужденный Ленин. Неа! Последовал все тот же однозначный ответ Сталина. Вот то-то и оно, что ничерта ты, Коба, не понимаешь в музыке! Халуй! На халуя Коба обиделся, но вслух ничего не сказал. Промолчал. А Ленин уже молчать не мог. Ленину надо было срочно выговориться и бежать за грибами и петрушкой. Для остроты вкуса Ильич любил покрошить в ушицу пару другую мухоморов и обязательно приправить их петрушкой либо укропом. Такой был вкус у Ленина. Утонченный. После пары мисок ушицы Ильича понесло. Ленин схватил прутик и быстро-быстро нашкрябал на песке таблицу гармонических коэффициентов и все значения их производных. Прямо на речном песке. Если бы кто из вас видел таблицу гармонических коэффициентов Магомена Тартаровича, то обязательно решил, что Магомен Тартарович спер свою таблицу у Владимира Ильича. Но это не так. Ибо часть ленинской музыкальной теории стерла внезапно набежавшая волна, которую поднял катер Дзержинского. Феликс обожал кататься на водных лыжах, но не любил уху. Оставшуюся часть табличных данных обоссал Коба. С обиды на "халуя". И тем самым размыл эти самые остатки. Поэтому Магомен Тартарович ничего такого подсмотреть у Ленина не мог. Никаким даже самым невероятным образом. Вот так вот, родные мои.

Аминь уже. Хватит.

Прочитано 1579 раз Последнее изменение Вторник, 25 Январь 2011 13:59
Другие материалы в этой категории: « лирика танец »
You are here  :