super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 11:11

бюджет

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0060

 

 

Про казну и козлов отпущения.

 

У Пушкина были пронырливые предки. Прадед Арап вел столь бурный семейный образ жизни, что лазал под юбку к самой Елизавете. Между прочем, к дочери самого Петра Первого. Дед Пушкина под юбки к государыням не лазал. Дед Пушкина женился на второй жене, представив фальшивое свидетельство о смерти первой. Дед по линии отца так же не был разборчив и щепетилен. Жену заточил в лютый мороз на сеновале за мнимую измену. Просто деду приснилось, что жена изменила. Не то с французом, не то с немцем. Дед вдаваться в такие подробности не стал. И повесил у себя во дворе первого попавшегося на глаза француза. Этот француз был учителем сыновей деда. Поэтому не успел спрятаться. А кто не спрятался, дед не виноват. Мать Пушкина была женщиной гулящей и очень любившей залетать. Не брюхатой ее никто не помнил. Даже сам Пушкин. Пушкин был первенцем у своей матери. За это его мать не любила особенно. Считала, что это А.С. во всем виноват. И что она из-за А.С. так часто вожделеет и залетает. Не было бы А.С., не было бы не вожделения, не радостей на сносях. Сам А.С. научился удовлетворять свои плотские страсти с 12 лет. А как научился удовлетворять, так уже не мог остановиться до самой до погибели. Пушкина в 12 лет все профессора лицея дразнили обезьяной. В отместку А.С. и вел себя, как сластолюбивая макака. Крыл девочек с придыхом павиана быстро-быстро и повсеместно. Барон Корф даже задумался, когда Пушкину стукнуло 15. Бакунина и Кочубей, они уже которые по счету у А.С. В пятом десятке, или уже в восьмом?

О, сколько лет и зим напрасно тратим.

Пыхтим в трудах, копаемся в носу.

Копались лучше бы под каждым третьем платьем.

И ковыряли пальчиком мохнатую кису.

Чем можно измерить любовь Пушкина к его музам? Почти ничем. Ну, разве что, долгами. Но на поприще долгов и обязательств Пушкин очевидно проигрывал таким титанам низменных страстей, какими были Король Солнце и монсеньер. Но вот что презабавно. И Короля Солнце и Пушкина выручила государственная казна. В любом мало-мальски промысленном бюджете всегда найдется нужная статья. На непредвиденные расходы будущих периодов. Магомен Тартарович точно знает, что Пушкина и Людовика выручила именно эта пресловутая, и уже по одному тому незаменимая статья. Долги были покрыты сразу после смерти прославленных гуляк. В ущерб бюджетникам грядущих исторических периодов. Но так было всегда. Врачи, учителя, дети и пенсионеры просто обязаны платить за прегрешения отцов родной отчизны. Если не платить за грехи государственных мужей, это все равно, что признать публично, что наши родные государственные мужи и отцы для нас все равно, что чужие. Но царя мы привыкли величать, как батюшку. Государя приветствовать, как отца родного. Президентов почитать за братьев и сестер, своих в доску. Руководителей правительств за кормчих и кормильцев. Так как возможно таким родственникам и не помочь? Посильно. С миру по нитке – такой канат не разорвать и не пропихнуть сквозь угольное ушко. Если говорить прямо и без метафор, то наша государственная казна – все равно что кормилица наша, буквально мамкина титька. Коли тучная, то и присосаться не грех. Коли обвисшая и порожняя, так и потерпеть силы всегда найдутся. Опустошенную казнокрадами казну не следует сосать, как титьку. Всем подряд. Такой казны должно хватать в первую очередь на дела святые и славные. Например Пушкина выручить, либо Короля Солнце поддержать. Мазарини помочь. Царя уважить. Государю поспособствовать. Президенту посодействовать. И председателя правительства поддержать. В делах альковных, и стало быть, насущных. Не только Пушкин – наше все. Алина Кабаева – тоже наше, пусть и не все. У нее должны быть эфиры. Свое шоу. И много чего еще. Она же не для себя. Она для нас для всех старается. Для врачей. Для учителей. Для детей и особенно для пенсионеров. Хотя, Магомену Тартаровичу больше нравится Канаева. Но о вкусах не спорят. За вкусы платят. И каждый из своего кармана. Магомен Тартарович из своего. Владимир Владимирович из своего, из государственного. А когда Магомен Тартарович попросил Шаталова Сергея Владимировича заплатить за свое шоу для народа с участием народных любимчиков. То получил ответ. За народных любимчиков должен платить народ. А казны на всех проходимцев не хватит. Казна, как совесть, должна быть у каждого своя. Как у воров общаг. Люди должны объединяться по интересам и скидываться. Отсюда появилась в Артели воспаленных умов Магомена Тартаровича «Великого» Индиктиона своя казна под названием «Нычка». На случай опохмелиться или какую иную рану зализать и веру в людей не утратить. Вот так вот, родные мои, цари, государи, президенты и премьеры. Живите Счастливо без денег!

Аминь.

 

0041

Про концы и про начала.

 

Концы и начала у всех разные. Иногда даже приключается так, что конец одного может стать началом для другого. И наоборот. Всякое случается. Но не следует путать всякое начало со всяким концом. У реки есть исток и есть устье. И принято считать, что исток – это начало реки. А устье – это уже конец, т.е. финиш. У человека есть пятка и есть темечко. Интересно, что вы примете за начало у головоногих? Магомен Тартарович подсказывает. Вспомните про устройство материнской утробы, и как все в ней происходит. В процессе созревания и вынашивания плода. Правильно, за начало человека следует почитать темечко. Или буквально родничок, который у младенцев дышит и пульсирует, как у Ванги. И заметьте, какое используются в родной речи слово – «родничок. Прямо как у реки. И еще у любой реки бывают карманы. И у людей так же принято приделывать к разным предметам туалета совершенно разные по назначению карманы. Магомена Тартаровича почему-то прямо с самого раннего детства особенно радовали карманы на плавках и купальниках. Свой карман на плавках Магомен Тартарович никогда не употреблял, а вот карманы на купальниках подруг употреблял по их прямому назначению. Руки сами лезли проверить, что лежит в том или ином кармашке купальника у смешливых подруг. В карманах у рек обычно скапливается всякий хлам, как в карманах у Висельберга. В кармане у Магомена Тартаровича хранится денежка, именуемая пенсией. А раньше хранилась заработная плата. А еще раньше – стипендия. А совсем-совсем раньше – винтики да гаечки. Карманы нужны. Особенно тем людям, которые имеют достаток, но не гонятся за наживой. Тем, кто гонится за прибылью, одними карманами уже не обойтись. Здесь уже нужен бумажник и даже барсетка. А еще лучше – счет в приличном банке на кого-нибудь из родственников. Чтобы не отняли все, когда явятся с конфискацией. Но сейчас речь не об этом. Сейчас речь пойдет о казне и о том, как надо уметь сводить концы с концами, чтобы не вернуться к началу. К первобытнообщинному натуральному обиходу.

Оставим казну государственную в покое, начнем с казны частной и в меру степенной. С небольшой казны начнем. Пенсия по инвалидности у Магомена Тартаровича 700 рублей. 500 рублей доплачивают за то, что Магомен Тартарович отказался от бесплатных лекарств. Магомен Тартарович пробовал не отказываться, да что толку. Лекарств в аптеке все равно нет, а так хотя бы 500 р. на руки. Это уже 1200 получается только за одну инвалидность. Чуть меньше 4000 составляет так называемая трудовая пенсия. Так называемой Магомен Тартарович считает ее по тому, что ему не засчитали половину трудового стажа. Здесь печать стоит не на месте. Здесь вы в Риге работали, пусть в Риге и платят. И так далее, и тому подобное. Никакое государство не хочет содержать иждевенцев. И это правильно. Магомен Тартарович это приветствует. Итого получается 5200. Это почти что без малого 200 долларов. Сумасшедшие деньги. Если уметь ими правильно распорядиться. Не надо забывать, что Магомен Тартарович каждый день пользуется бесплатным проездом на электричке, в метро и в автобусах. Это еще, как минимум, 100 долларов. Тка что жить можно, если жить по средствам. А чтобы жить по средствам, надо, чтобы дебет всегда сходился с кредитом. Тратить деньги следует по уму. Первое. Надо заплатить за квартиру. Там, где прописан, это стоит 1500 рублей. Если Магомен Тартарович снимает в Москве, то цена может достигать 20000 в месяц. Понятно, что с такой пенсией снимать нельзя, но иногда приходится. Для работы, никуда не денешься. Абстогируемся, что Магомен Тартарович постоянно живет в своем имении в МахРе и ничего в Москве не снимает. Тогда у Магомена Тартаровича в кармане еще остаются 3700 рублей. Опять-таки деньги не малые. 190 рублей надо на бритвы, шампунь и зубную пасту. 250 на трусы и носки. Более серьезные вещи, как вы понимаете, покупать нельзя. Может не хватить на еду. Поэтому надо следить за балансом постоянно. В кармане еще осталось 3260. На телефон надо положить и за интернет заплатить. Это еще 1000 р. Итого в остатке получаем 2260 р. Если разделить эту сумму на четыре недели, то мы получим аккурат 565 рублей на неделю. Без горячего Магомен Тартарович жить не может. Так привык. Горячим Магомен Тартарович именует 100 гр и обязательно первое. Борщ, куриная вермишель, рыбный суп либо овощной. На борщ уходит кочан капусты. Это 45 р. Две морковины. Это еще 15 р. Луковица для зажарки. Это 10 р. Растительного масла на 12 р. Перец и лаврушка по вкусу. Еще 5 р. Квашенная капуста обязательно для вкусовых ощущений. Это еще 35 р. Курица, но не целая. А рублей так на 40. Картофеля на 17 р. Приправы на 10 р. И, наконец, сметаны на 30 р. Итого каждый борщ обходится Магомену Тартаровичу в 179 рублей. Суп вермишелевый, рыбный или овощной стоят не дороже борща. Бутылка водки дешевой, но не паленой обходится в 110 р. Так что болше одной бутылки в неделю Магомен Тартарович себе позволить никак не может. И это хорошо для здоровья. Ибо от лишнего количества водки иногда случается так, что люди даже спиваются и умирают преждевременно. А могли бы еще жить и жить. Два супа в неделю себе уже позволить никак нельзя. Вместо второго супа могут пойти пельмени в бульоне с приправами. Либо супы молочные с крупами. Пачка советских пельменей стоит 50 р. Пакет молока 30 р. Кг риса 35 р. Кг гречки 75 р. Так что на горячее в неделю уходит от 350 до 400 рублей. На остальные 150-200 р готовятся катлеты-ежики с подливой или еще чего, но сразу на 3-4 дня. Иначе не хватит денег до следующей пенсии. Завтракать Магомен Тартарович не завтракает. Встает в 6 утра. Пьет чай с бергамотом (150 р хватае на месяц), крепкий, заваривает прямо в чашке. Иногда в прикуску с горьким шоколадом. Сахар и соль Магомен Тартарович не употребляет. Только специи и перец. До 3-х часов магомен Тартарович работает, а в 3 обедает супом. На ужин в 8-м ежики или макароны по-флотски. Но чаще рас с овощами и подливой. Или каша с молоком. Вот так вот, родные мои. При правильном расходе средств минимальная потребительская корзина может обходиться в месяц в 2300 рублей. И не рубля больше.

Аминь.

Прочитано 1689 раз Последнее изменение Среда, 13 Апрель 2011 07:10
Другие материалы в этой категории: « федерация промышленность »
You are here  :