super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 11:05

федерация

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0007

 

 

Про взрослые игры.

 

Вильям Шекспир с детства не любил детские игры. Вильям обожал играть по-взрослому с самого рождения. Еще, когда сосал сиськи у мамки и кормилицы, Вильям любил этими ляльками поиграть. То прикусит сосок, от чего хозяйки лялек тут же вскакивали и начинали причитать, а то и повизгивать. То запустит в ляльки свои цепкие коготки и так прихватит ляльки, словно изнутри, и медленно поворачивает, поворачивает. Пока хозяйки лялек от страха и боли не теряли сознание. А когда хозяйки лялек падали в обморок, вот тогда Младенец Вильям давал своим пальчикам полную волю до тех пор, пока не утомлялся от лазанья по женщинам и от исследований особо скрытых и потаенных мест. А отвадить от сиськи маленького Вильяма не могли до трех годков. Такой ненасытный и игривый подрастал сорванец. Когда в три года мальца все-таки удалось отвадить от сиськи, малыш тут же нашел себе новую забаву. Украдкой брал у отца издание «Альмагеста» и бежал быстро-быстро к своей соседке Дженни. Дженни было 14, и она была еще не замужем. Вильям забирался к Дженни на постель и заставлял грамотную девочку читать вслух. Пока девушка читала, Вильям продолжал свои детские игры в изучение секретов девичьих телес. Дженни разрешала сорванцу практически все. И трогать, и щупать, и даже полизывать. И лишь игриво хихикала громко-громко, когда было невмоготу от щекотки. Случалось, что такие игры заканчивались далеко за полночь. В таких случаях Вильям оставался спать у Дженни, чтобы продолжить свои забавы задолго до завтрака.

Можно упасть и не подняться.

Можно взлететь и забыть опуститься.

На Эверест с перепугу забраться

Проще, чем с детством навек распроститься.

У человечества детства не было никакого. Вообще. Человечество, как только появилось, так сразу стало вести себя по-взрослому. Объясняется этот парадокс очень просто. Просто люди очень хотели кушать. Постоянно. Пока человек берет грибы и ягоды, такой человек очень скоро утомляется и нагуливает аппетит. Скушает такой человек все грибы и ягоды и снова отправляется в путь за грибами и за ягодами. Потому, что пока наберет необходимое количество грибов и ягод, такой человек непременно проголодается раньше, чем наберет необходимое количество грибов и ягод. Это не бортничество. Это образ мысли и жизни Первых людей. Людей честных и открытых. Во всем непосредственных и трудолюбивых людей. В ту пору федеративное устройство процветало. Каждая отдельно взятая тайга или джунгли – всё равно, что самодостаточная республика. А все вместе леса и боры – уже целая федерация. Но федерация стихийная и образованная без всякого умысла. Т.е. самой природой, без участия и принуждения извне.

Теперь у людей все не так. Теперь у людей все иначе. Теперь люди любят объединяться по интересам и со смыслом. И не только отдельные особи или корпорации. Бывает, что объединяются даже целые страны. И даже континенты. Первым промысленное объединение предложил Владимир Ильич Ленин. Сказал, как отрезал. И даже приказал. Пролетарии всех стран, объединяйтесь. Но поскольку на тот исторический момент и срез отделить пролетариев умственного труда от пролетариев труда физического было практически не возможно, то объединяться пришлось всем пролетариям разом. И аристократам, и интеллигентам, и рабочим, и крестьянам, и даже профессиональным революционерам. Общие задачи и особенно общий труд сплачивает людей с лютой силищей. Все кто рыли каналы, добывали руду и прокладывали железнодорожные полотна, сдружились в процессе работы так, что таких людей не смог бы раздружить никто-никто на свете. Это Ленин понимал лучше других. Поэтому заставлял людей работать больше, а роптать меньше. Уныние и ропот ни к чему хорошему не приведут. А каналы и железные дороги – это жизненно важные артерии, объединяющие людей, корпорации, страны и даже целые континенты. Так что федеративное устройство всех земель на Земле вещь сама в себе ценная и потому неизбежная. Это как коммунальная квартира. Спален много, а кухня одна на всех. Экономия. И единение всех без разбора мастеровитых и трудолюбивых людей, способных содержать всех остальных и прочих: лодырей, тунеядцев, воров и банкиров. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

Давайте объединяться в Артель воспаленных умов и ненасытных сердец Магомена Тартаровича «Великого» Индиктиона. В «Super7Ю», родные мои! В «Super7Ю»!

 

0035

Про единство целого и про специфические союзы.

 

Сколько человек себя помнит, столько объединяется и воссоединяется с себе подобными. Артель воспаленных умов Магомена Тартаровича «Великого» родилась не на пустом месте. Этот союз умов целостных и могучих возник на месте разрозненных и одиноких сердец. Что само по себе уже благо. Шекспиру стало тошно от собственных сонетов, и Вильям прямым ходом двинул в народ. Через сцену, через театр, путем иносказательных басен в формате комедий и драм. И Вильяма народ понял. Понял и поддержал. Вильям уже не был так одинок и застенчив. Вильяму помогли выпрямиться во весь рост и вдохнуть полной грудью. Но, как не парадоксально, настоящее объединение всех театров мира вокруг Шекспира случилось значительно позже после смерти Вильяма. Этот факт подтверждает бабкину мудрость. Анна Григорьевна всегда говорила маленькому любимому внуку Магомену Тартаровичу: Чтобы получить заслуженную награду, сначала научись жертвовать искренно и честно.

Исаак Ньютон умел жертвовать буквально всем. Но самой главной жертвой Исаака стал секс. Уже в 20 Ньютону он опротивил. Так как мешал заниматься популярной механикой. А без законов механики Исаак был не Исаак. Поэтому даже в алькове Ньютон выводил свои формулы прямо не телесах своих возлюбленных. Эти формулы с рисунками и схемами издали очень напоминали татушки. Но это не были татушки, это были серьезные выводы и постулаты. Настолько серьезные, что вокруг этих формул объединился весь западный прогресс. Но как и в случае с Вильямом, настоящая слава к этому объединению, а с ним и к самому Исааку пришла уже после смерти Ньютона. Зато весь современный комфорт от кухонного до автомобильного построен на законах механики Ньютона. Хотя сам Ньютон мечтал объединить человечество совершенно на иных принципах. Исаак хотел, чтобы люди не забывали свою истинную историю. И последние 40 своей жизни Исаак посвятил изучению истории и объединению друзей на этих исторических принципах. Но на этом поприще, увы, Исаак не преуспел.

Михайло Ломоносов всю свою сознательную жизнь объединялся и объединял. Но получалось не часто объединить по-настоящему, без дураков. С объединением Академии Наук вокруг истинных знаний и настоящей истории Государства Российского ничего не вышло. Причем, не вышло настолько скандально, что Михайло чуть не лишился головы. Хорошо, что у Михайло была своя интимная связь с государыней. Лишь эти конспиративные каналы Михайло и вытащили и спасли от виселицы. И Михайло сделал свои далеко ведущие выводы. Немцы умеют объединяться по нужде лучше нас горемычных и неприкаянных. Но сколько немцы не объединялись, победить Михайло в открытом бою так и не смогли. Но и Ломоносова не минула участь скандального недопонимания при жизни. Настоящее объединение вокруг Михайло началось лишь при советской власти. Один Московский Университет чего стоит со своими кружками и кафедрами по интересам. Так часто бывает, человек давно умер, а дело его живет и процветает. Но так бывает далеко не со всеми.

Но с Пушкиным все обстояло именно так. Вы будете смеяться, но при жизни творчество Олосиньки Ильичевского ценилось значительно выше, чем все вместе взятые сказки Александра Сергеевича. Этот факт настолько поразил Магомена Тартаровича, что Магомен Тартарович не поленился. Сходил в Ленинскую библиотеку, взял сборник стихов Ильичевского и прочитал. Без слез это читать было не возможно. У нас есть такой банкир – Улюкаев. Он так же сочиняет и печатает вирши. Ребята, без слез это читать не возможно. Смеяться не хватает сил. Сами это читать лучше не пробуйте, обоссытесь буквально на третьей странице. Это читать без смеха не возможно. Но Ильичевский был министром. И субурдинация в обществе обязывала всех ценить его творчество. А творчество Пушкина поносить и наказывать. Но Алексашка еще при жизни успел создать далеко не одно замечательное тайное сообщество. Многие из них хорошо известны и сегодня. Ибо сегодня принято считать, что Пушкин – это наше все. Так раз это наше все, то давайте вокруг этого всего объединяться. К примеру, почему бы в Храме Христа Спасителя не устроить публичные чтения пушкинской Гаврилиады? Действительно, почему?

Но самым великим мастером объединений по интересам оказался Владимир Ильич Ленин. Вот он объединял так объединял. До сих пор многое из того, что Ильич объединил своим могучим умом, никак разъединить не могут. А все почему так, потому что объединение вокруг идей Ильича родилось отнюдь не на пустом месте. И опять-таки сразу после смерти Ленина. При жизни то же самое объединение происходило со скрипом. А после смерти все сразу пошло, как по маслу.

Но эта глава не про Ленина, Пушкина, Ломоносова, Шекспира и Ньютона, эта глава про федерации и конфедерации. Жаль, что времени не осталось на главное, все ушло на прелюдию и увертюры. Но такова жизнь и прижизненные изыски. Ничего не попишешь. Терпите, родные мои, привыкайте к всему недосказанному, по очень глубоко промысленному.

Аминь.

Прочитано 1434 раз Последнее изменение Среда, 13 Апрель 2011 06:20
Другие материалы в этой категории: « республика бюджет »
You are here  :