super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 11:02

государство

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0006

 

 

Про границы и пограничников.

 

Границы ноль переходов – самые темные места в науке и в истории. Во-первых. Все одновременно не переходят сразу. Кто-то спешит, кто-то , напротив, задерживается. А ждать и догонять – это Вы сами понимаете, не комфортабельно. Шекспир плохо понимал, где он живет. То ли в королевстве. То ли в государстве. А, может, просто на острове по прозвищу Альбион. Аналогично терялся в догадках сам Исаак Ньютон. Он тоже плохо понимал, как правильно назвать те египетские земли, которые он изучал на протяжении последних сорока лет своей жизни. Точно он понимал лишь самое главное. Эти земли никак нельзя было обзывать древними царствами. Как они теперь обозначены в школьных учебниках. Магомен Тартарович, вообще, считает наше среднее и высшее образование надругательством над элементарным здравым смыслом. А со здравым смыслом у Магомена Тартаровича все слава богу. Хотя, по своей натуре Магомен Тартарович, скорее язычник, чем человек верующий. (Напоминаем, язычники верили лишь в свою космическую природу и в космические стихии). Михайло Ломоносов за право жить в независимом государстве пострадал, как никто другой из собутыльников Магомена Тартаровича. Его посадили в тюрьму. А его трактат про Родину-Матушку сожгли в камине Екатерины Великой. В присутствии немецкой делегации представителей российской академии наук. Сволочи! И сами толком не согрелись (сожгли всего два тома, больше Михайло написать не успел), и хорошего ученого человека обидели. Из тюрьмы Михайло выпустили только тогда, когда он поклялся про свою родину ничего не писать. Тем более историческую правду. Правда, особенно историческая, только развращает людей и портит им аппетит. Михайло с этими доводами согласился и его выпустили. А Пушкина, напротив, очень долго не допускали да царских архивов. Но А.С. был такой зануда и нытик. Что царь вытерпел лишь первые семь лет пушкинского нытья и домогательств. Очень А.С. хотел пощупать правду матку такой, какой она была на самом деле. Прямо за вымя. Царю это нытье надоело. И он допустил Пушкина до архивов. Но с одним условием. Про правду матку никому ни-ни. Особенно про все особенности государственного устройства пушкинской отчизны. Уж больно она была велика и зыбка. А разваливать что-либо – это Вам не собирать либо что. Но Пушкин, пусть и в иносказательной форме, но про правду матку все-таки написал. Магомену Тартаровичу из всего написанного больше всего понравилась История села Горюхино. Этот рассказ на 11 стр. передает все особенности происхождения и устройства Государства Российского. Сложнее других было Ленину. Шекспир, Ньютон, Ломоносов, Пушкин, они все только писали. И Ленин их читал. Некоторыми даже зачитывался. Особенно этим. Я помню чудное мгновенье. Каждый день читал Надежде Константиновне на ночь, когда укладывал Наденьку баиньки. Но самому Ленину теории было мало. Ленину надо было понимать самую суть возникновения и утверждения государственного строя. Особенно на территории бывшей царской России. Хотя, по мнению Магомена Тартаровича, Россия перестала быть царской еще при восхождении Романовых на трон. Этот трон никак нельзя было называть царским. Ленин был согласен с Пушкиным. Как только образовалось первое государство на Земле, а это было Государство Московское, так тут же принялось расширять свои владения. Где находились начальные границы этого государства, не знает никто. То ли в Московском Кремле. То ли в пределах Садового Кольца. То ли доходили до Кольцевой. Или даже до 101 км. Можно только догадываться. Достоверно известно лишь то, что эти границы в конце концов охватили и Польшу, и Финляндию, и даже Среднюю Азию. Ленин понимал, что этот процесс необходимо повторить. Чтобы понять самую суть этой задачи. Где тот предел, через который переступить уже не возможно? И Ленин с Красной Армией повторили подвиги русских государей. Только у тех ушло на это дело два столетия. Ленин повторил их путь за 10 лет. Очень спешил. Хотел увидеть воочию результаты своих теоретических мытарств. Кое-чем пришлось все-таки пожертвовать. Польшей. Финляндией. Таков был уговор с немцами, когда они экспортировали Ленина из Германии в Россию в бронированном  вагоне вместе с революцией. И Ленин сдержал свое слово. А немцы в благодарность приостановили войну. Как видите, цена ноль перехода в исторических масштабах бывает различной. И восприниматься с разных концов Земли может по-разному. Угол зрения у таких наблюдателей получается уж через чур не одинаковым. Отсюда и разные оценки событий. В физике все проще. Там ноль переход определить проще простого. Если у тепла нет массы, то у света она уже есть. Тепло измеряется в градусах. Масса – в кг. Разница очевидна. Свет отражается, но не давит. А воздухи уже давят. И на грудную клетку, и на макушку головы. Со страшной силой. Но давление – это уже больше, чем просто вес. Давление – это давление. И так далее. И тому подобное. Ошибиться не возможно. Поэтому локацию нельзя измерять силой притяжения или магнетизмом. А магнетизм не стоит определять локацией и записывать его характеристики в градусах. Это будет выглядеть не умно. Магомен Тартарович рекомендует все измерять длинами и частотами волн. Или характеристиками силовых полей. Это проще и надежней. А главное, что в этом случае все стихии очень легко сравнивать между собой. Вот так вот, родные мои!

Аминь.

 

0033

Про власть и про назначение государственного благоустройства.

 

В основе государственных границ лежали благие намерения. Люди, придумавшие первые границы, были идеалистами и фантазерами. Очень любили грезить и мечтать о всеобщем благоденствии. Так бывало и бывает всегда, и с этим приходится мириться. Понятно, автор первого государственного строя рассуждал, как Ленин. Если невозможно благоустроить всю жизнь на Земле, почему бы не построить идеальное государство в одном отдельно взятом месте? К примеру, в Москве? Понятно, что Москвы на самом деле еще не было, но Москва по большому счету здесь не при чем. И вот почему. Сначала землями Московии правил наместник Крымского хана. Был ли этим ханом сам Иоанн, как прозвали его в опубликованном Апокалипсисе, это уже не важно. Важно, что отчество у него было крымско-татарское, т.е. не московское. Это факт. Именно поэтому у Пушкина в сказках все царевичи носят крымско-татарские отчества. А вместо царей островами управляют султаны. Это нормально. Но чтобы создать что-либо новое и прогрессивное, для начала надо разрушить до основания нечто старое и регрессивное. Это закон. Так случился переворот. Сначала у трона. Затем в ближайшем окружении трона. И, наконец, в умах всей остальной челяди. Но с челядью было сложней, чем с боярами. По сравнению с боярами этой самой челяди всегда случается чрезвычайно много. Нет бы наоборот. Но так не бывает. Но вернемся сначала к основанию Москвы. Сегодня всем рассказывают допушкинскую сказку про Юрия Долгорукова. Очень занятная история, но это не правда. Сыну Магомена Тартаровича эта история очень нравится. Поэтому сын настоял на том, чтобы папа не голословно обосновал историю по Пушкину. Иначе сын отказывался исполнять заветы «Великого» отца. Папа сопротивлялся не долго. И предложил сыну забыть про Долгорукова и про Пушкина, а сопоставить самостоятельно очевидные факты. О том, что никакого 300-летнего ига не было. И вот почему. Как называются старейшие центральные улицы Москвы. Варварка. С востока в Москву жаловали варвары и им были все рады. Иначе улицу так не называли бы. Ордынка. С юга в столицу наведывались гости из орды. И им москвичи были рады до такой степени, что переименовали в честь орды въезд в Москву. Дальше по компасу. Волхонка. Или Волошанка. Волхвы здесь не при чем. Волошанками люд прозывал западных царевн, особенно из Польши, которые так любили погостить в Москве и примерить свои западные нравы к азиатскому московскому трону. И лишь на север ведут местные русские говоры. А по самому центру красуется Китай-город. Отчего не Юрьев-град или не просто Грозный? Да потому что не было никакого Юрия и никакого Грозного. Сын размышляет вслух, но продолжает сомневаться в пушкинской версии московской истории. Тогда «Великий» отец предлагает переименовать Триумфальную площадь в площадь Наполеона. А Красную площадь в площадь Гитлера. Они же так же мечтали завоевать Москву, как и орда. Однако таких названий на карте Москвы отчего-то не сохранилось. Здравый смысл – это великий смысл. И с ним сын спорить не стал. Как только представил всех захватчиков поименно на карте города Москвы. Папа был прав. Историю всю переврали. Но кому и зачем так надо было? И опять папа послал сына к Пушкину. И даже дальше, к Ломоносову. Захват власти дело щепетильное и бесцеремонное. Как Пушкин в Борисе Годунове все про то написал. Пришлось законным наследникам московского трона после пьяного пиршества просто напросто отрезать головы во время сна. Кто заказчики такой кровавой резни – это понятно, как ясный день. Конечно же господа Романовы. Шибко жадные до власти и к тому же обиженные. Братьев Романовых за их буйный нрав все время ссылали в тайгу. Но те упрямые гниды всякий раз из тайги выбирались и готовили новые козни. Все бы у Романовых на этот раз случилось шито-крыто, если бы ни гад Лжедмитрий, который на самом деле оказался никакой ни лже, а самый что ни на есть настоящий наследник московского трона. Сбежал негодяй. Когда всем его братьям и прочим родным отрезали головы, Дима отлучился в кусты. Очень хотел писать. Вот такая малая напраслина сначала спасла Диме жизнь, а потом и в люди вывела. Пусть и кривой тропинкой. Пушкин очень любил этого народного героя. И собирался ему посвятить еще не одно произведение. Дмитрий и Марина (Мнишек). Это Пушкин планировал писать в 37-м. А в 38-м он намеривался замахнуться на самого Иисуса. Ибо эти два сюжета были абсолютно взаимосвязаны. Но это уже совершенно иная история. А спор с сыном отец закончил на высокой ноте. Романовым в Екатеринбурге досталось поделом. Правильнее было бы отсечь им головы либо посадить их на кол, как они посадили Дмитрия. И распяли на воротах Спасской башни его 4-летнего сына Алексея. Но коммунисты поступили с Романовыми гуманно. А церковь опять завралась, присвоив Романовым чин святых цареубийц. Хватит и того, что 12 колен Романовых посидели на троне и поправили от души. Но проворовались. Впрочем, это уже участь всех современных правителей. Власть предлагает слишком много искусов. Удержаться просто не возможно. От воровства. И от иных властных соблазнов. Вот так вот, родные мои.

Аминь.

 

000553

Про социум и его приключения.

 

Ленин всегда мыл посуду после еды, а Надежда Константиновна перед едой.

Ленина это раздражало страшно.

На вопрос Ильича: Зачем ты так со мной поступаешь? Надежда Константиновна взвыла волчицей, отрыгнула несколько матерных междометий, налила себе стакан горилки и выпила залпом. Побагровела. Хотела набить Ильичу морду. Но что-то внезапно вспомнила и убежала.

Вот так всегда! – резюмировал злопамятный Ильич. Опять ушла от ответа! Завтра спрошу.

Ну, а как еще можно начать говорить о государстве, чтобы не рассмеяться? Разве что, молча, про себя. Тогда на тебя станут смотреть, как на с ума сошедшего. Ведь ты же каждые две минуты будешь непроизвольно прыскать и похихикивать. Со стороны это будет выглядеть очень не культурно. И даже вызывающе. Теперешние граждане отчего-то все время жалуются на государство. Как будто это монстр был придуман специально для их благоденствия. А это совершенно ошибочная и близорукая версия. Никто для благополучия граждан никакого государства не придумывал. Никогда. Правда, ходят такие легенды про чудака Платона. Якобы он видел вещие сны. Про идеальный царь град и его окрестности. Ну и что? Магомен Тартарович тоже видел такой сон. После десятидневной попойки. Но после такого количества выпитого, чего только не привидится. Хотя, Царь-град был великолепен. Располагался он на пригорочке роскошным по своему антуражу буквально амфитеатром. Такой пригорочек есть прямо напротив деревни Камерка по Рагочевскому шоссе. Простирается он от деревни Свистуха до окраины деревни Гульнево. Правда делится аккурат пополам притоком речушки, впадающей в Каменку. Видимо, из того пригорочка еще и родники бьют несказанно свежайшие, ибо вокруг стоят воздухи звонкие да бодрящие. Над этим оврагом мосты с дворцами перекинуты так, что не пострадало ни одного дерева, ни даже кустика. Да и сам Царь-град представлял из себя грандиозное нагромождение дворцовых построек всех времен и всех народностей. Но переплетенных и надстроенных с небывалым вкусом и расчетом. Короче, красота неописуемая. Но завершенная. Ибо, если путешествовать тем оврагом вплоть до реки Волгуши, если шагать в сторому Морозовских Горок, то очень скоро открывается такая ширь, такая благодать, с речными устьями да прозрачными озерами, что голова идет кругом от такого безграничия всего прекрасного. Если Платону снилось точно так же, то он пил до этого никак не меньше Магомена Тартаровича. В этом случае Магомен Тартарович готов поверить Платону, что идеальное государство все-таки существует. Пусть и не в совершенно трезвых умах отдельных граждан.

Конструкция и механизм образования такой красоты легко воссоздать путем тупой и примитивной аналогии. Идеальным для человека может быть только то, что не противоречит космической природе самого человека. Проще не придумаешь. Как человек состоит из 10 жизненно важных систем, так и Царь-град с его окрестностями должен служить и удовлетворять этим системам абсолютно и полностью. Системы эти на человеке представляют наглядные органы. Мозг или главный нерв. Ухо, включая среднее. Гортань со вздохом и выхлопом. Кожа с ее волосиками. Сердце с его магнетизмом. Мышцы с их кровотоками. Глаз, включая средний глаз, отвечающий за сновидения. Нос, опять же непременно с волосиками. Язык, включая жевательный тракт со слюной. И, наконец, твердая кость, отвечающая за наследников. Это все, что есть у человека. Сообщаться со внешним миром и его населением человек может лишь этими десятью способами. Может нервничать, слушать, говорить, осязать, привлекать, согревать, созерцать, обонять, вкушать и производить потомство. Больше человек ничего не может. Значит идеальный город и страна должны удовлетворять совершенно и абсолютно  это востребованные наслаждения. Нерв в таком городе должен преобразовываться в смысл. Ухо – в логику. Гортань – в кругозор. Кожа – в открытия. Сердце – в честь и даже мораль. Мышца – в культ. Глаз – в волю. Нос – во все полезное. Язык – в совершенный продукт. А кость, вообще, - в достояние. Поэтому в Царь-граде и окрестностях абсолютно развита наука так, что отвечает всем космическим законам. Нынешняя наука им не отвечает совершенно. Еще там все хорошо обстоит с образованием и информацией. Которые точно согласуются с абсолютной гармонией и всеми истинами. С культурой и правом там так же все в порядке. Культура признает лишь откровения, а право – абсолютную свободу. Армия и политика олицетворяют славу и гениальность как они есть. Т.е. должны быть. Экономика близка там к идеалу. А промышленность давится от изобилия. Про бюджет и говорить нечего. Ибо бюджет в Царь-граде во главу угла ставит не ценности, а жизнь человеческую, буквально бессмертную. Вот так вот, родные мои.

Аминь.

 

 

Прочитано 1754 раз Последнее изменение Четверг, 12 Май 2011 12:47
Другие материалы в этой категории: « царство республика »
You are here  :