super7ya.ru

Понедельник, 17 Январь 2011 10:50

род

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

0002

 

 

Про выражение «на роду написано».

 

К выражению «на роду написано» Магомен Тартарович подошел, как маститый ученый. Обратился к Ленину. Ленин замкнулся в себе. Сколько Магомен Тартарович не листал ленинские мемуары, про древний ленинский род не нашел ни слова. Скромный был Ильич, скромный и скрытный. Пушкин оказался немного многословнее. До Арапа, пожалуйста. Откуда взялся сам Арап, кромешная тайна. С Михайло Ломоносовым дело обстояло не лучше. Сам Михайло с детства обожал ходить пешком. Чем занимались и увлекались предки Михайло, остались одни догадки. Ньютон оказался еще более скрытным товарищем. Впрочем, своим маститым ученым умом Магомен Тартарович понимал, что все, кто жили до семнадцатого столетия, все они есть легенды и мифы. Дело в том, что до 18-го столетия все исторические события фиксировались по местным временным шкалам. Например, в каком году состоялась война между Тобольской и Московской Тартариями? В 108 году от восшествие на престол в таком-то царстве такого-то товарища. Современные даты на семь тысячелетий назад появились уже при Екатерине, но не раньше. Выручил Шекспир. Нет, про свой род Вильям пространных комментариев не оставил. Зато любил потешаться над знаменитыми родами современников. Один из знаменитых современников Шекспира – папа Александр Шестой. Этот папа представлял знаменитый род Борджиа. Род этот прославился весьма скверной репутацией. Папа обожал скандальный пиар и отлично представлял его власть и могущество. Поэтому пользовался. И ни он один. Сын Чезаре и дочь Лукреция так же пользовались.

Отбросим все легенды и домыслы из Британской Энциклопедии, оставим лишь документальную хронику Вильяма, конспект по горячим следам. Пока не остыли оттиски. Мама папы была родом из арагонской королевской семьи. Была замужем, но родила от родного брата. Так она своего брата любила. Воспитывал папу дядя, который на самом деле являлся папой папы. Интриган, политик, циник. Дядя сделал папе карьеру. Карьера – дело утомительное и неблагодарное. Поэтому папа рано увлекся вдовой, которая только что убила мужа. Когда вдова надоела, папа увлекся ее дочерью. Чтобы вдова не мешала, любовники убили маму. Дочь Роза родила Родриго пятерых детей для продления рода Борджиа. В это же время дядя спал с папой, как с любовником. Видимо, для обоснования карьерного роста. Скоро дети папы подросли, и папа стал их брать с собой на оргии. Дочь Лукрецию и сыновей Чезаре и Франческо. Лукреция, например, очень любила трахаться одновременно со своим папой и с братом Чезаре. Франческо она недолюбливала. Скоро папа выдал дочь Лукрецию замуж. И сам провел с молодыми первую ночь, т.е. разделил с ними брачное ложе. В оправдание папы можно сказать, что то же самое ложе с ними разделил обиженный брат Фраческо и многочисленные куртизанки. Больше Лукреция с мужем не спала. Предпочитала спать с папой в Ватикане. В благодарность папа развлекал дочку каждый день. Выводил на двор молодых кобыл и самого резвого жеребца. Жеребец покрывал 7-8 кобыл обязательно под аплодисменты Лукреции. Чего не придумаешь для любимой дочери. Лишь бы ревнивая не заметила, как папа завел себе новую 13-ти летнюю фаворитку. Чтобы дочь не капризничала, если что, нашел ей нового молодого и красивого мужа. Нового молодого красивого мужа тут же задушил брат Чезаре. Очередную свадьбу праздновал весь Ватикан и 50 блудниц. Кардиналы могли их трахать прямо за столом. Но приз самой неутомимой любовницы достался Лукреции. Подвела папу любовь к ядам. Папа устроил при Ватикане химическую лабораторию. Яды испытывались на кардиналах. Лукреция давала им ключ от своей спальни. На ключе был острый ядовитый заусенец. Кардиналы травились и мерли. Когда папа ухватился за этот ключ, Лукреция так и не поняла. Но папа умер. Чезаре тоже хватался много раз. Но этот гад принимал противоядия и никак не умирал. Чезаре убили через 4 года после смерти папы. Лукреция умерла самым непонятным образом через 12 лет после смерти брата.

Все это Шекспир вычитал из «Декамерона». Его увлек пример семейного быта и вся эта история древнего рода Борджиа. Еще больше Шекспира увлек быт материковых монастырей. В которых священнослужители содержали мясные лавки и вертепы. А сами работали сводниками проституток. В Риме насчитывалось 64 тысячи проституток. В Венеции 19 тысяч. Но Магомена Тартаровича из всей этой истории меньше всего интересовала статистика. Магомен Тартарович на примере рода Борджиа хотел понять. Где тот рубеж, где та грань, переступая через которую говорить о семье становится бесполезно, и даже бессмысленно. Настолько эта семья становится многочисленна и многообразна, что речь в дальнейшем следует вести не о семье, а о роде. На примере Лукреции и Чезаре Магомен Тартарович вслед за Шекспиром смог понять и осмыслить окончательно всю емкость выражения «на роду написано». Выражение «в семье не без урода» в данном случае не имеет никакого здравого смысла. Вот так вот, родные мои! И только так!

Аминь.

 

0016

 

 

В семье не без уродов.

 

У Вильяма Шекспира был племянник и тоже Вильям. Это бесило Шекспира чрезвычайно. И вот почему. Этот Вильям был убийца, вор и мошенник. И редкий балбес. Потому что очень любил дразнить своего знаменитого дядю. При любом удобном и даже самом неподходящем случае он представлялся знакомым дамам, как Вильям Шекспир, поэт и драматург. Представлялся и тут же зловонно рыгал благородной даме прямо в изнеженное личико. Это страшно бесило Шекспира. Потому что слава племянника всегда опережала славу драматурга. Достаточно сказать, что из-за племянника Вильям Шекспир получил ровно 44 оплеухи от благородных дам и семь вызовов на дуэль.

У Исаака Ньютона проходимцев племянников не было ни одного. Зато была двоюродная сестра. Очень своеобразная девушка. В имени ее не было ничего особенного и оригинального. Все особенное и оригинальное заключалось в ее поведении. Или в розыгрышах, как она сама это называла. Однажды у Исаака пропала любимая рукопись по истории Древнего Египта. Исаак искал свою рукопись ровно 6 месяцев 3 недели и еще один день. Потом Исаак был приглашен на именины к своей сестре. Праздник был уже в самом разгаре, когда посреди залы вдруг возникла виновница именин. И не просто возникла, а ошарашила своим появлением всю благородную публику и некоторых гостей из семейств не столь благородных. Исаак не знал, что ему делать и как поступить. На имениннице было платье, пошитое из рукописных листов Исаака. Исаак хотел заплакать, но ненависть к вульгарным проделкам неучей и простофиль взяла верх. И Исаак с воплем: Да будет свет! Поступил, как родственник и покровитель. Исаак потом всем объяснил, что сам не понял, зачем это прокричал. Короче, Исаак тут же набросился на свою сестренку и сорвал с нее платье из рукописных листов. Листы все скомкал, как попало, засунул за пазуху и выбежал вон. Прочь, подальше от этих скоморошьих торжеств. А двоюродная сестра, она же именинница осталась стоять на месте. Голая. Абсолютно голая. (Женщины на Альбионе не носили трусов вплоть до середины прошлого столетия). А тут как раз отреагировали слуги и внесли в залу много-много свечей. По требованию Исаака: Да будет свет! Света, вдруг, действительно стало очень много. И каждый из гостей мог насладиться наготой именинницы. А женщина, надо заметить, очень была хороша собой. Телом походила на Нюру Семенович (не путать с австрийской, Чиповской и Сниткиной). А лицом на Настю Волочкову, но с бритыми усами.

У Михайло Ломоносова проказников из числа близких родственников не было никого. Или были, но сам Михайло про них ничего такого не ведал. Биографам Михайло Ломоносова еще предстоит разрешить эту непростую загадку. Почему у Михайло не было родственников среди каторжан. У всех были, а у Михайло не было.

Зато повезло Пушкину. Про его беспардонных прямых предков Магомен Тартарович уже рассказывал. Но ничего не рассказывал про родственников Натальи Гончаровой. А там было, чем полюбоваться и о чем посплетничать.

Сгинь и отстань, исчезни, гадкая.

Когда ты голая, я изнываю.

Вот так бы взял одной охапкою

И задушил. Вот ты какая!

Этот экспромт Алексашка посвятил своей новоявленной племяннице по линии фамилии Гончаровых. Эта гадина была чертовски похожа на свою тетушку, на Наталью Гончарову. И конечно пользовала это сходство в свих неистовых корыстных целях. Могла залезть в постель к Пушкину прямо среди ночи. В одну из таких ночей Алексашка как раз назначил ночное свидание своей старой подруге по Одессе. Не то флорентийке, не то венской еврейке. Но очень красивой и статной даме. Но вместо Амалии Ризнич к Пушкину в постель забралась сама Наталья Гончарова. Так тогда в одно мгновение подумал сам Пушкин. И лишился чувств самым натуральным образом. Потому что накануне как раз поклялся Натали, что с другими женщинами он ни-ни. Ни единого разочка. Когда обморок окончился и отпустил Алексашку, Пушкин со всей своей неистовой страстью, заготовленной для австрийской еврейки, налетел на Натали и покрыл ее сразу пять раз без перерывов, в шампанском с ананасами. И лишь когда рассвело окончательно Алексашка обнаружил подвох. Справа от него сладко посапывала обнаженная Амалия, так и не дождавшаяся своей очереди. Видимо Амалия появилась и прилегла, когда Пушкин пребывал в обмороке. Слева в позе распятой Софии Казанской дрыхла гадина племянница, покрытая Пушкиным, как родная и любимая Натали. А что теперь Алексашке петь перед Натали? Ибо самое любимое занятие этой племянницы обзывалось «ночные побасенки с приключениями». Т.е. эта племянница никогда ничего не носила в себе и даже напротив. Всегда старалась все представить напоказ в любом из великосветских обществ. Тогда Алексашка понял: Пропал! Пошел и напился с Олосенькой Ильичевским. Это был единственный раз, когда Алексашка бухал с министром целую неделю. И не зря. Олосенька его отмазал и от наскоков Натали, и от случайной царской опалы. Царь сам очень ревновал Пушкина к Натали.

Какие гадские родственники случались у Ленина, лучше умолчать. Ведь это могут прочитать и дети. С неокрепшей психикой. Вот так вот, родные мои.

Аминь или просто Минька.

 

0024

Про идолов и идолопоклонников.

 

Девочки, Арина Родионовна, сказки, Лицей.

Девочки, попойки, эпиграммы, Бессарабия.

Девочки, гусары, дуэли, эпиграммы и манифесты, декабрь, Дворцовая площадь, почти Сибирь. Или Питер без Пущина.

Девочки, жена, дети, опять девочки, поэмы, романы, архивы, призывы и манифесты, тайный заговор, Михайловское.

Девочки, жена, дети, архивы, ревизия революции, француз, наемный убийца, дуэль, всепрощение… Все! Кисловодские воды - ничто супротив возмущенной и единой Европы.

Может, с девочками что-то было не так? Подумал Пушкин на смертном одре и велел звать всех девочек, чтобы проститься.

Род не семья, а семья не наив. Как дерево сеет свои семена на весь ареал округ плодоносящей особи, так и человек. Сеет и жнет. Жнет и сеет. Пока не заполонит все округ родными да близкими. Посмотрим на колена Израилевы, кто они были на самом деле и где. На карте Палестины это выглядит так. Если смотреть с севера на юг. Как мы привыкли. У истока реки Иордан селится Нод. Дон, по-нашему. Летописцы не были идиотами. И все шифровали правильно. Спроецируйте карту окрестностей реки Иордан на окрестности реки Дон. И все встанет на свои места. На правом берегу Дона селится Неффалим. В окрестностях Азова. Известный путешественник Тур искал в тех местах предков прославленных викингов. И был абсолютно прав, когда начал раскопки. На Черном море самый густонаселенный район. По правому берегу Понта поселились Завулон и Иссахар. На левом побережье обосновался род Манассии. Чуть ниже – род Махора. На карте Палестины Понт обозначен, как море Галилейское. Зачем летописцы назвали небольшое озеро морем?  Как видите, на самом деле к Израилю эти колена не имеют никакого отношения. А Палестину и подавно пора оставить в покое. Ибо Новый Иерусалим там был возведен одновременно с Иерусалимом под Истрой. На месте небольшой арабской деревеньки. Святая земля – это вымысел, легенда, миф. В начале Средеземноморья селятся: по правому берегу Манассия и Ефрем, по левому Гад и Рувим. Далее по северному побережью Средиземного моря располагаются Дан, Иуда и Симеон. На карте Палестины это море именуется Мертвым или Соленым. Вы можете не верить версии Магомена Тартаровича, но что тогда делать с документальными свидетельствами. Посмотрите внимательно на стяг Донского поселения Израиля. Откуда на нем взялся двуглавый орел? Аналогичное недоразумение случилось и с остальными стягами. Наверное иллюстратор был пьян и что-то там напутал. А исправить забыл, когда протрезвел. Так бывает. Часто.

У человека первого и наивного, кто может быть самым главным и почитаемым? Кто сильнее, тот и главный. В семье все не так. В семье все иначе. В семье есть глава рода и обязательно женщина. Мужчины не умеют рожать. И никогда не умели. Поэтому всегда служили лишь подспорьем для родов. Матриархи были очень щедрыми на ласки и обожали своих мужиков. Обожали, но не баловали. Эротика во времена матриархов цвела и благоухала. Но как только образовался первый род, конечно же не Израилев, так сразу встал вопрос: кого теперь почитать за главного? Кому поклоняться? Тогда собрались все колена первого рода и решили. Кланяться будем родоначальнику или старейшине. И выбрали самого старого и почитаемого в своем роде. Естественно женщину. Опять, если не верите Магомену Тартаровичу, разройте любой из курганов. Вы там не найдете ни одного мужика. Всем заправляли бабы. Одну такую царицу отрыли на Алтае. Теперь возят по всему миру и показывают в музеях. Правда, везде врут про ее возраст. А правду про возможный возраст захоронений в курганах можно узнать у того же Пушкина. Ему врать было незачем. Пушкин правду любил. Из-за нее и пострадал. И вовсе не из-за девочек. Прочитайте маленький рассказ. История села Горюхино. Там Пушкин дает справку о бытности матриархата на Московской земле. Оказывается, эти нравы хорошо помнила и хранила Арина Родионовна. И был этот матриархат совсем недавно. Этак, в веке 16-м во всю процветал. Вот так вот. А идолам кланяться в семейном роду было не принято. Ибо при матриархах человек почитался, как титан-великан и как бог.

Вот так вот, родные мои.

Аминь.

 

 

Прочитано 1678 раз Последнее изменение Среда, 13 Апрель 2011 05:35
Другие материалы в этой категории: « семья племя »
You are here  :